A+ A A-

Болдинская осень д'Антесов

Закончился год 2007, отмеченный трагическим юбилеем: 170-летием со дня гибели величайшего русского поэта Александра Сергеевича Пушкина

Последняя жертва Гончаровой

?В Зольце (Soultz) – родовом поместье д`Антесов осень покрыла золотом кроны деревьев. Воздух насыщен сочными красками и терпким воздухом. Старинный замок, обустроенный под ресторан и гостиницу, как магнитом притягивает аристократов и любопытствующих.
Кажется, французами овладело коварное чувство, волновавшее ушедшего в небытие знаменитого соотечественника, и не cтолько потому, что оно сыграло с ним злую шутку и сделало молодого офицера объектом пересудов, романов и рассказов, сколько потому, что сотворило невозможное: превратило никому не известный замок в Зольце – тогдашней немецкой провинции – в место паломничества.
Накануне болдинской осени родился поэт, романист – представитель пятой генеалогической ветви д`Антесов – Луи. Удивительный факт, но семья д`Антесов уже на протяжении двух поколений занимается стихосложением. Сочинительство, как средство высвобождения от тягостного преследования духа Пушкина, пришло на помощь его дяде Роману д`Антесу (поэтический псевдоним Клода д`Антеса). Он первым обратился к силе слова, которым виртуозно владел наш великий соотечественник.
Луи д`Антес является автором трех романов, а недавно выпустил сборник стихов на французском и немецком языках с иллюстрациями сына – Тибо д`Антеса. В совершенстве владея французским, немецким и английским языками, с произведениями Пушкина он все же знакомился во французском переводе.
– Я читал его, пытаясь понять суть случившейся трагедии и самого поэта, – замечает Луи д`Антес.
В замке д`Антесов все дышит воспоминаниями о романтической любви его прадеда. История продолжает таинственную жизнь в полунамеках, ведь жива память Екатерины – сестры Натальи Гончаровой, ставшей верной супругой Жоржу д`Антесу.
Луи д`Антес поведал о ее мистических путешествиях в часовенку и страстных молитвах ниспослания сына. Слепая любовь Екатерины растопила сердце холодного супруга, влюбленного в свою очередь в ее сестру, а она дорого заплатила за преданность, принеся в жертву продолжения рода д`Антесов жизнь, скончавшись вскоре после рождения наследника.
– Можно любить беззаветно и двух женщин, – размышляет Луи д`Антес об истории трагического треугольника его величественного праотца. – Несмотря на страстную любовь к Наталье, мой прадед до конца своей жизни остался верен Екатерине Гончаровой – своей единственной супруге. Повторно после ее смерти он не женится. И это говорит о многом. Хотя у него было достаточно шансов благодаря выгодной женитьбе, в том числе, поправить и материальное положение, но он остался ей верен. Можно рассуждать, говоря о Жорже д`Антесе как о мистике, но нельзя упрекнуть его в нечистосердечности. Нельзя забывать, что во время разыгравшейся трагедии ему было всего лишь двадцать пять лет, а Пушкину тридцать семь.
Страсть, захлестнувшая Наталью и Жоржа, вскоре стала предметом пересудов в Санкт-Петербурге. Известно, что между поэтом и его супругой состоялось выяснение отношений. Увещевания и уговоры Пушкина оказались бессильными. Наталья чистосердечно призналась ему в глубоком чувстве к д`Антесу – заклятому врагу, которого он, как литератор и журналист, саркастически высмеивал.
Необходимо также учитывать тот факт, что в период развития драматических событий, согласно исследованиям Владимира Фридкина, Наталья была на шестом месяце беременности. В том, что отношения между двумя молодыми людьми были нешуточными, свидетельствуют письма д`Антеса, адресованные сводному отцу фон Геккерену, – они дышат глубоким пронзительным чувством к ней.
– Самое трагическое в этой ситуации, – замечает Луи д`Антес, – что Пушкин таки добился своего: смертью своей он разлучил их навсегда. В этом поступке воплотилась его коварная месть. Контакта между сестрами также не последовало.

Во власти сердечных мук

Любовь в семье д`Антесов является наивысшим даром и роком, событием жизни, преследующим их. Женщины и сегодня, как столетия назад, причиняют современникам мужской половины немало хлопот.
– Многие в нашей семье жертвовали многим ради женщин, совершали глупости, о которых могли впоследствии только сожалеть, – признается Луи д`Антес, смертельно ужаленный этим коварным чувством, как когда-то в молодые годы его знаменитый прадед.
Встретив свою будущую супругу с ее дочерью, зарабатывавших на жизнь импровизированными концертами в переходе, он был настолько ею очарован, что решил непременно жениться. Вопреки рассудку и здравому смыслу, он нарушил семейные традиции и выбрал простолюдинку, да еще и с ребенком. Девочка назвала его отцом, и молодой барон посчитал своим долгом жениться на ее матери.
Ни разрыв с семьей, ни угрозы отца лишить его наследства и привилегий не обескуражили молодого дворянина барона Луи фон Геккерена д`Антеса. Непостижимое чувство в который раз сыграло в семье д`Антесов коварную шутку. Ради одной-единственной страсти были забыты традиции, предрассудки, к ногам молодой женщины была брошена блестящая карьера, мнение общества, финансовое благополучие.
Счастье продлилось недолго. Однажды молодая супруга покинула его, уйдя к другому, оставив на его руках трех сыновей и приемную дочь. Кульминацией горестных переживаний стали насмешки родителей. Мать до сих пор холодно относится к его детям не самых голубых кровей.
Но несмотря на удары судьбы, Луи д`Антес, как и его великий прадед, смог собственными силами достичь профессионального и финансового успеха, дать прекрасное образование детям. В консервативном отношении к их будущему угадывается забота о том, чтобы они не повторяли его ошибок.
– Возможно ли это? – спрашиваю Луи д`Антеса.
– По прошествии времени я могу, наконец, согласиться с родителями, что необходимо выбирать спутников жизни из своего круга. Но это не значит, что я буду на этом настаивать. Мои дети не афишируют знатного происхождения. Недавно сын представил семье свою подругу, и она с удивлением обнаружила, что находится в обществе баронов д`Антесов. В быту не принято акцентировать внимание на привилегиях. Скромность очень важна, как в поведении, так и в манерах – это признак хорошего воспитания и принадлежности к высшему обществу. Но существуют и определенные условности. Например, у нас является долгом ужинать в семейном кругу в галстуках и костюмах. Конечно, я не могу моим детям обеспечить обслуживающий персонал в шестнадцать человек, как мне посчастливилось видеть ребенком, но своим упорным трудом я смог их материально обеспечить и помочь сделать хороший старт в будущее.
– На какие детали в быту вы обращаете прежде всего внимание? – задаю барону вопрос, который всегда волнует меня при общении с дворянским сословием.
– С людьми, которые мне симпатичны, я обращаюсь на “ты” и по имени. Однако, если кто-либо меня рассердит, считаю своим долгом перейти на “вы” и тем самым обозначить дистанцию.
– Если бы в настоящее время возможны были дуэли, ради кого вы стали бы драться? – интересуюсь у Луи д`Антеса.
– Не могу не согласиться, что иногда бываю горяч в моих поступках, но предметом моей горячности могут стать только честь и достоинство моих детей. Однажды, к примеру, один из наших близких знакомых настолько меня рассердил, обидев сына, что я ему тотчас же написал письмо и уведомил, что впредь не позволяю обращаться со мной по имени и на “ты”, подписав корреспонденцию всеми данными мне титулами и званиями, а также скрепив ее семейным гербом. Драться, как мой прадед, я бы не стал. Но в отношении моих детей я становлюсь нетерпимым к любого рода грубости.

Лариса фон Трейден

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте