A+ A A-

Дуэль Пушкина с Д’антесом –«и не надо лохматить бабушку»

Версии должны быть правдивыми

Автора этой статьи возмущают некомпетентность и ошибочность многих версий рокового выстрела на Черной речке, которые впоследствии дублируются, накладываются на новые изыскания и воспринимаются обществом как очевидные. Автор не ставит своей целью умалить достоинства исследовательских работ пушкинистов и ставит своей задачей – вникнуть в суть имеющего место исторического факта и подойти к его изучению и моделированию компетентно и профессионально.

Для примера мы можем взять версию об уменьшенном пороховом заряде в дуэльных пистолетах, которые предоставил секундант д`Антеса – де Аршиак. Авторы версии утверждают, что именно из-за малого порохового заряда пуля, выпущенная д`Антесом, нанесла тяжелое ранение Пушкину, которое оказалось не совместимым с жизнью. Увы, это не так. Если взять за основу пистолетные парные гарнитуры, находящиеся в музейных фондах и в частных коллекциях, то можно увидеть (и даже пощупать) емкости для хранения пороха – пороховницы. Как правило, они имеют дозатор, механизмы которого могут быть различными в исполнении, но преследуют одну цель – выдать конкретно отмеренную дозу пороха для произведения полноценного выстрела. Изготовителями пороховниц, находящихся в пистолетных гарнитурах, были мастера, делавшие штучное оружие и проводившие для этого необходимые практические испытания.
Не выдерживает критики и теория об изменении траектории полета пули в пространстве и ее дальнейшее движение в теле Пушкина, что связывают также с уменьшенным пороховым зарядом. Это глубокое заблуждение, так как общеизвестно, что на дуэльной дистанции в семь метров (дистанция между противниками в момент выстрела) настильность траектории полета пули остается неизменной, то есть она идет по прямой линии. Изменение же направления пули в теле Пушкина имеет иную подоплеку, о чем будет сообщено ниже.
Одной из самых серьезных и авторитетных работ по исследованию трагической дуэли можно назвать работу доцента Пермской медицинской академии Михаила Ивановича Давидова – «Дуэль и смерть А. С. Пушкина глазами современного хирурга», опубликованную в журнале «Урал» в 2006 году. Особенно это касается выводов по изучению раневого канала: «Требует уточнения и само направление раневого канала. В работе академика Б. В. Петровского, одной из лучших по этой теме, ход раневого канала изображен как исключительно прямолинейный. Однако такое продвижение пули в теле Пушкина вызывает у нас большие сомнения.
Прежде всего, необходимо опровергнуть одно заблуждение, которое “кочует” из одного источника в другой. Объясняют продвижение пули сверху вниз в теле раненого тем, что д`Антес был выше Пушкина ростом и целил в низ живота. По этой версии пуля неуклонно шла по нисходящей траектории и в результате достигла нижней части крестца, попутно повредив участок крыла подвздошной кости.
Мы провели расчеты траектории. Оказалось, что если соединить прямой линией места повреждения крестцовой и подвздошной костей и продолжить эту прямую линию за пределы тела на расстояние 7 м (дистанцию между противниками в момент выстрела), то окажется, что д`Антес должен был быть трехметровым великаном… В положении корпуса Пушкина вперед правым боком, вполоборота (под углом приблизительно 45°), пуля вошла на 5 см внутрь от передней верхней части правой подвздошной кости, прошла мягкие ткани брюшной стенки, ударилась о внутреннюю поверхность крыла подвздошной кости, раздробив этот участок с образованием множества костных осколков, рикошетировала от подвздошной кости и, изменив свое направление, прошла между задней полуокружностью тазового кольца и внутренними органами таза, косо медиально и книзу, ударилась о нижнюю часть крестцовой кости, разрушила ее с образованием множества осколков и, потеряв кинетическую энергию, застряла в раздробленной массе крестца… ». Считаю выводы Давидова правильными, но с одной поправкой: при раздроблении пулей подвздошной кости образовалось энное количество осколков, которым пуля передала свою энергию, и те в свою очередь стали дополнительными убойными элементами: с заданной начальной скоростью и хаотично направленные, они причинили множественные ранения внутренних органов, и как следствие – обширное распространение инфекции.
В конкретном случае необходимо считаться с мнением и Ш. И. Удермана, предполагавшего, что участок кишечника был ушиблен не пулей, а мелким костным отломком подвздошной кости, с большой силой отлетевшим от кости в момент ее раздробления пулей.
Причины смерти, изложенные Давидовым, объективно верные и не вызывают сомнения. Единственно хочется дополнить, что в связи с малой дистанцией выстрела, в раневой канал в качестве инородных предметов проникли остатки пыжа или пластыря, которые в свою очередь стали дополнительными источниками инфицирования. К этому следует добавить не менее важный фактор – кинетический удар, нанесенный по внутренним органам при передаче пулей собственной энергии. Именно этим и объясняется факт падения Пушкина после попадания в него пули. Увы, Пушкин не просто упал – он был сбит с ног энергией пули. Закон сохранения энергии – энергия из ниоткуда не появляется и никуда не пропадает, она только меняет свои формы. Это только в голливудских фильмах после попадания пули в бронежилет героя тот остается на ногах и отделывается синяками. На самом деле пуля, не проникая в организм и застряв в бронежилете, несет настолько колоссальную энергию, что сбивает человека с ног. Последствия такого попадания (непроникающего ранения) на самом деле по своим травматическим характеристикам не отличаются от проникающего ранения, так как внутренние разрывы и разрушения органов почти что идентичны по тяжести. Теоретически воздействие такого попадания можно сравнить с ударом кувалды в полную силу по телу человека. Изложенное напрочь отметает версию о применении д`Антесом т.н. панциря. При попадании в панцирь пули энергия передалась бы на тело, и д`Антес был бы сбит с ног (чего не произошло) и впоследствии нуждался бы в серьезном и длительном лечении. Таким образом становится ясным, что пуля, выпущенная Пушкиным, попала в локтевой изгиб д`Антеса, изменила свое направление и ушла в запреградное пространство.
Еще раз повторюсь, что изложенное в исследованиях Давидова объективно верно, не вызывает сомнения и лишь требует небольшого дополнения.
Вызывает сомнение другое.

Французский «лохотрон» в России

Во многих центральных СМИ была опубликована информация примерно одинакового содержания: «В Россию из Франции едет дуэльный набор д`Антеса. 170 лет назад один из двух пистолетов, входивших в набор, послужил орудием национальной трагедии. Из него 27 января (8 февраля по новому стилю) был смертельно ранен Александр Пушкин... Пистолеты находятся в дуэльном ящике, в ячейках находятся деревянный молоток, шомпол, пороховница, форма для отлива, одиннадцать свинцовых пуль, отвертки.
На внешней стороне крышки выгравирована табличка на французском языке:
«Барон Эр. де Барант /Это оружие использовалось на дуэли, на которой был убит Пушкин, в Санкт-Петербурге в 1837 г.»
На внутренней стороне крышки этикетка изготовителя – Карл Ульбрих, украшенная двумя медалями.
В футляр вложена небольшая рукописная карточка, составленная в Париже в 1920 году, с пояснением: «Эти пистолеты принадлежали барону Эрнесту де Баранту, дипломату, который одолжил их своему другу г-ну д’Аршиаку во время дуэли Пушкина с г-ном д`Антесом. Г-н д’Аршиак был одним из свидетелей. Они были отданы полковнику де Шательперону в 1884 году бароном де Барантом, братом барона Эрнеста.
Париж, 1 мая 1920 г. Полковник де Шательперон».
Первым владельцем пистолетов был французский посол в Петербурге барон Амабль-Гильом-Проспер-Брюжьер де Барант (1785 – 1866). Его младший сын, барон Эрнест де Барант (1818 – 1859) одолжил эту пару пистолетов своему другу виконту д’Аршиаку, секунданту д`Антеса. Эрнесту де Баранту в это время не исполнилось еще и 19 лет – он родился 22 апреля 1818 года. Не известно, занимал ли он в свои молодые годы какое-либо официальное положение при французском посольстве в Петербурге, где жил в доме отца, но позже он был дипломатом. Есть свидетельства, что Эрнест де Барант был легкомысленным прожигателем жизни. Лермонтов называл его «салонным Хлестаковым». А в феврале 1840 года между Лермонтовым и Барантом произошла дуэль, на которой, возможно, были использованы те же пистолеты. Но документальных подтверждений этому нет. Умер де Барант холостым, в Ванве, 18 сентября 1859 года. Пистолеты перешли к его старшему брату Просперу, затем к семье его сестры, бывшей замужем за офицером Луи де Шательпероном. В 1950 году наследники Луи де Шательперона выставили пистолеты на продажу в Друо. Тогда же они были куплены неким антикваром, в свою очередь перепродавшим их коллекционеру Пьеру Полю. Коллекция последнего была завещана городу Амбуазу для создания в нем музея Почты.
Меня, как человека думающего, поражает, как легко, без конкретных фактов и доказательной базы в России было воспринято на веру то, что в действительности вызывает глубокие сомнения.
Во Франции, стране с весьма развитым и имеющим многовековой опыт нотариатом, должны были обязательно сохраниться документальные подтверждения записке, приложенной к пистолетному гарнитуру Карла Ульбриха! Возможно, ответ дает уже упомянутая рукописная карточка, составленная именно в то время, когда Париж был заполнен не только цветом белой эмиграции, но и мошенниками международного класса, для которых составление «филькиной грамоты» было не чем иным, как средством обогащения за счет доверчивых простаков.
Предлагаю взглянуть на ситуацию объективно. Собственник должен доказать, что дважды демонстрировавшийся в России дуэльный гарнитур – именно тот, из которого стрелялись Пушкин и д`Антес. Французская сторона, как принято среди принципиальных партнеров в цивилизованном мире, была обязана предоставить документальные подтверждения своих слов и действий, поэтому пока это лишь неподтвержденная версия. Слова сатирика Михаила Задорнова к этому случаю очень подходят: и не надо лохматить бабушку!!!

Павел Макаров,
журналист, писатель, оружейник
Украина, Никополь

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте