A+ A A-

Памятник брату декабриста Михаила Лунина в Словакии

Словацкий город Голич (Holi?), расположенный на самой границе с Моравией, вошел в историю в связи с наполеоновскими войнами. Сюда, преодолев расстояние в 50 км, прибыли императоры – австрийский Франц II и русский Александр I после разгрома их войск в битве под Аустерлицем. В здешнем замке, с середины XVIII века служившем летней резиденцией императорской семьи Габсбург, 6 декабря был предварительно составлен позднее подписанный (26 декабря 1805 года) Братиславский мир.

Отступающая армия с генералом Кутузовым во главе, потерявшая до 21 тыс. человек, оставила след и на местном кладбище, где до сих пор сохранилась могила русского офицера Лунина. В актовой книге римско-католического прихода записано, что 3 декабря 1805 года он был ранен под Аустерлицем, перевезен в дом священника, где и умер. На его могиле был поставлен каменный памятник в форме четырехугольного цоколя, на котором стоит трехгранная надставка. С южной стороны памятника был изображен герб и стояла надпись: Никита Сергеевич Лунин – Кавалергардского полка корнет, 16 лет от роду, умер 1805 года – декабря 20 дня. (по ст. стилю). Но эта надпись и герб (шлем на сабле, с одной стороны полная луна, с другой – луна в последней четверти) не сохранились. С северной стороны памятника латинская надпись, подтверждающая участие Лунина в сражении, частично сохранена: Nicolas de Lunin officialis russicus annorum XVI. ex vulnere in pugna ad Austerlitz accepto obiit 1806. die 1. Januarii.

Сорок лет спустя, во исполнение данного ею обета, памятник обновила сестра Екатерина Сергеевна Уварова (1791 – 1868), вдова царского камергера Федора А. Уварова (1780 – 1827). Она добавила надпись на немецком языке, которая частично сохранилась: Zufolge des Gelubdes und am 3. Marz 1845 stattgefundenen Besuches der Witwe des kaiserlich russischen Kammerherrn wirklichen Staatsrаthes, Ritters mehrerer Militar-Orden, Theodor von Uwaroff, Katharina von Uwaroff, der leiblichen Schwester des verewigten Helden, die deswegen von fernem Norden Russlands gekommen ist, ist dieses Denkmal renoviert worden.


В 1876 году нaучный журнал «Slovensky letopis I» сообщал об этом памятнике. Он включен в число 17 национальных памятников культуры города, внесенных в Центральный список фонда памятников Словацкой Республики. Несмотря на это он находится в жалком, заброшенном состоянии. Существует решение Областного управления охраны памятников от апреля 2006 года о необходимости разработки проекта реставрации памятника – архитектуры, надписей, герба и ограды. Какие конкретные шаги намерены предпринять городские власти для этой цели и подана ли в Министерство культуры заявка на дотацию – неизвестно. Проект скульптора из г. Скалица Я. Патки был отвергнут, поскольку он не имеет патента на реставрацию сооружений из камня.

Ознакомившись с семейными обстоятельствами похороненного, можно понять, почему памятник посвящен этому офицеру. Ведь в боевом крещении элитного л.-гв. Кавалергардского полка погибла почти половина офицеров. Они, как правило, были выходцами из богатых и знатных дворянских семей. Род Луниных был связан с политикой и военной службой с середины XVIII века. Отец – С. М. Лунин, бригадир, действительный статский советник, помещик тамбовских и саратовских уездов, умер в феврале 1817 года. Мать, Ф. Н. Муравьева, умерла в конце 1792 года. Брат Михаил (1787 – 1845) – подполковник, католик, известный декабрист. Сестра Екатерина – общественная деятельница, пианистка; уроки музыки ей давал знаменитый Штейбелт. До 1894 года семья жила в Тамбовской губернии. Дети получили европейское образование. В Петербурге Михаил в 1803 году поступил в лейб-гвардии Егерский полк, а через два года вместе с Никитой – в Кавалергардский. 2 декабря 1805 года в битве под Аустерлицем участвовали братья в чине корнета. В письме сестре Уваровой из Сибири Михаил упоминал смерть Никиты в приходском доме в г. Голич, бывшем монастыре Капуцинов: «Мой брат и я были воспитаны в римско-католической вере. У него была мысль уйти в монастырь, и это желание чудесно исполнилось, так как он был отнесен с поля битвы, истекающий кровью, прямо в монастырь Миноритов, где он умер как младенец, засыпающий на груди матери». Так как в то время русская армия была расквартирована в голичской мануфактуре, можно предположить, что дальнейшие заботы относительно похорон брата взял на себя М. Лунин, и семье сообщил о месте его могилы с памятником.

Продолжавший военную карьеру 10 лет, после походов 1805 – 1807 и 1812 – 1814 годов штабс-ротмистр М. Лунин был награжден тремя орденами за храбрость и защиту жизни Александра I. Как многие русские офицеры, он стал членом тайного общества декабристов, чтобы своими действиями приближать обещанные либеральные реформы. Несколько месяцев он прожил в Париже. После смерти отца возвратился в Россию богатым помещиком. В жизни своих крепостных он проводил социальные реформы и продолжал благотворительную деятельность. Когда через пять лет «оттепель» сменилась «заморозками», Лунин поступил на службу. В 1824 году он был назначен командиром л.-гв.

Гродненского гусарского полка и адъютантом к великому князю Константину Павловичу в Варшаве. Здесь он полюбил 17-летнюю Н. Потоцкую. Их роман скорее всего остался платоническим и возвышенным. Оба понимали, что родственница польского короля была не ровня русскому дворянину.

В переломный момент Лунин узнал о неудачном восстании декабристов в 1825 году. Началось следствие Николая I. В показаниях называли М. Лунина. Несмотря на покровительство великого князя, в апреле 1826 года он был арестован, летом осужден по II-му разряду на 15 лет каторжных работ, сокращенных на 10 лет, и отправлен на поселение около Иркутска. В 1841 – 1845 годах – второе тюремное заключение, по приказу императора – пожизненно.

В судьбе Михаила, Никиты и Екатерины принимали участие дядя М. Н. Муравьев – писатель, историк, воспитатель великих князей Александра и Константина Павловичей, товарищ министра народного просвещения – с женой Екатериной Федоровной и сыновьями Никитой и Александром, будущими декабристами. В их петербургский дом, культурный центр и очаг декабристов, приглашали Державина, Дмитриева, Карамзина, Жуковского, Вяземского, В. Пушкина с племянником А. Пушкиным, братьев Тургеневых. Во время Отечественной войны вдова Е. Ф. Муравьева с Е. Луниной помогали создавать Патриотический женский институт в рядах первого женского общества. После войны, летом 1814 года Екатерина вышла замуж за кавалергарда Ф. Уварова, друга и однополчанина брата. Михаил вернулся из похода осенью.

А. Пушкин не скрывал дружеских отношений к М. Лунину, Е. Уваровй и Е. Муравьевой. С ними он осенью 1818 года провожал в Италию их родственника – поэта К. Н. Батюшкова. Они встречались с двоюродной сестрой Луниных Е. П. Риччи, известной певицей. В «Онегине» А. Пушкин писал о тайном Северном обществе: «Друг Марса, Вакха и Венеры,/ Тут Лунин дерзко предлагал/ Свои решительные меры/ И вдохновенно бормотал...»

В 1835 году Пушкин признался сыну Уваровой, что он знал его отца, а также дядю. Последнего – как замечательного человека. После гибели Пушкина Е. Уварова пыталась отслужить по нему панихиду. В 30-е годы большой известностью в столице пользовались ее концерты. Хорошая репутация закрепилась за ней на долгие годы.

В роковом 1826 году, едва «государственного преступника» Лунина лишили всех прав, бывший в долгах Ф. Уваров ввел себя во владение его имением по доверенности жены, законной наследницы. Завещание М. Лунина от 1819 года в пользу либерального кузена Н. Лунина Е. Уварова оспорила у Николая I из страха перед мужем и под его диктовку. Раздражение вызвал приказ Лунина освободить своих крепостных. В разгаре постыдной тяжбы муж Уваровой бесследно изчез 7.1.1827, оставив ее с сыновьями в возрасте десяти и пяти лет.

Ходили слухи, что старец Федор Кузьмич – это и есть раскаявшийся Уваров. Постигшее семью Е. Уваровой несчастье стало для нее толчком к более активным формам борьбы и исполнению личного долга. Она стала просвещенной помещицей. Ей запрещали любить брата – она боролась за него. Говорила о нем, не думая об опасности.

М. Лунин ни разу не обратился к властям с просьбами, а сестре пришлось хлопотать за него о высочайшем снисхождении у начальника императорской канцелярии. С трудом добилась она свидания в Петропавловской крепости и пересылки книг в крепость через Финский залив. Когда брата в апреле 1828 года везли через Ярославль в Сибирь, Е. Уварова оказась там, несмотря на слежку. С братом она не повидалась, но говорила с его товарищами, справлялась об их нуждах. На каторгу и в ссылку Лунину и братьям Муравьевым присылали с теткой продовольствие, вещи, деньги. Добились для них разрешения поселиться с другими декабристами. Е. Уварова отправила брату ценную библиотеку, даже экипаж и фортепьяно.

Двадцать лет, где бы она ни находилась – в Петербурге, Москве, в своих имениях или Берлине, она писала в Сибирь. Из ссылки Лунин переслал преданной сестре антиправительственные письма для распространения, за что был сослан в акатуйскую тюрьму на границе с Китаем. Из мест с убийственным климатом ему изредка удавалось дать о себе известие. Е. Уварова, как и раньше, обеспечивала брата. В это время она чаще всего жила в Берлине или Дерпте (эстонский Тарту) с сыном. Давая обет, не зная с точностью, жив ли Михаил, она в марте 1845 года посетила могилу их брата Никиты. Знала ли она, что с 1844 года в имении в Бродзянах в западной Словакии и в Вене жила Н. И. Иванова, жена австрийского дипломата в России графа фон Фризенгофа и кузина Натальи Пушкиной, а с 1852 года – его вторая жена, Александра, сестра Н. Пушкиной? Об их знакомстве мы, к сожалению, ничего не знаем, можем только предполагать.

Вернувшись в Россию в сентябре 1845 года, ободренная встречей с русской императрицей во время ее проводов из Берлина, Уварова тщетно подавала прошения об облегчении участи Михаила, в октябре даже Николаю I. М.
Лунин скончался 3 декабря при загадочных обстоятельствах. Е. Уварова узнала о смерти брата только через четыре месяца, в Берлине, после своей тяжелой болезни. Она поставила памятник на могиле брата с помощью близких ему людей. Сыновья: Александр – военный и Сергей – историк, внуки, переписка и искусство наполняли ее жизнь. В 60 лет она в Дерпте репетировала с русскими студентами спектакли. Великой герцогине веймарской Марии Павловне, сестре Александра I, она переслала свою композицию. Екатерина дожила до амнистии декабристам, до освобождения крепостных. Умерла в имении в Рязанской губернии. Там в 1858 году она построила церковь. Не побоялась сохранить воспоминания о Михаиле Лунине и его рукописи. Не случайно Лев Толстой интересовался для романа «Декабристы» братом и сестрой. Их биографии и творчество изучены, изданы. Голичского следа там пока нет. Он и в Словакии за 200 лет не нашел своей оценки.

С благодарностью примем любые замечания читателей.
Обратитесь в редакцию или в Голич: MsU, H. Hulakova, 90851;
тел.: +421 34/6682328,
е-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

Инж. Н. Г. Михайловский,
Т. Шпорерова, маг. Ленка Тупа

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте