A+ A A-

Карнунт – метрополия в стране варваров

Две тысячи лет назад район, ныне известный как Нижняя Австрия, был глушью. С незапамятных времен этот ландшафт меняли бурные реки и их неистовая мощь.
Но и тогда Дунай считался самой могущественной рекой. Подобно сложному живому организму, он непрерывно насыщал водой окружающие леса, поля и болота. Невероятно густым был шатер первобытного леса, в тени гигантских древних деревьев сновали бесчисленные дикие звери.
Потом, примерно в год рождения Христа, здесь стали раздаваться странные звуки. Это были суда самой могущественной и самой грозной армии древнего мира – речные галеры римлян. Они продвигались сквозь неизведанные земли, которые тогда же назвали «краем варваров». Бесчисленные притоки Дуная считались коварными и трудными для судоходства: повсюду были разного рода преграды, менявшиеся в зависимости от уровня воды и времени года. Но римлян, одолеваемых жаждой покорения новых земель, не могла остановить даже опасная враждебность Дуная.
Примерно в начале I века речные галеры достигли тех мест, которые сегодня есть не что иное, как Нижняя Австрия. Неизвестно, сколько именно римских судов совершили это путешествие в неведомое, но бесспорно одно – они попали сюда не первыми. Здесь уже обосновались и вовсю охотились кельты. В те поры по дунайским пастбищам бродило немало бурых медведей, и они были наиболее предпочтительной добычей для кельтских воинов.
Кельтское племя, известное как бойи, поселилось на восточном берегу Дуная, на месте нынешней Австрии, во II веке до н.э. Бойи жили небольшими группами. Ко времени рождения Христа их насчитывалось не более 10 тысяч человек. Известно, что они были великолепными кузнецами-оружейниками и что их воины покрывали себя узорами.
Маленькие деревни тщательно охранялись, ведь в лесной глуши таилась разного рода опасность. Помимо всего прочего мог разлиться Дунай, и в любой момент на кельтов могли напасть вражеские племена.
В 6 году н.э. произошло нечто из ряда вон выходящее: в леса к югу от Дуная, недалеко от современного города Хайнбурга, проникло огромное количество римских легионеров. Покою и безмятежной тишине этих мест наступал конец.
Один из римских командующих сообщал позднее в донесении: «Мы разбили лагерь в месте, которое назвали Карнунт». Отсюда римлянам предстояло пересечь Дунай в северном направлении.
2 тысячи лет назад Дунай был не столько рекой, сколько сетью больших и малых рукавов, с бродами, которые римляне использовали для переправы. Но и тогда это было весьма опасным предприятием, и многим легионерам пришлось пускать в ход все свое мастерство для того, чтобы их лошади преодолели этот водный лабиринт, не впав в панику. Но римляне были искусными наездниками, лошади были на редкость им послушны. Известно, что 120 всадников благополучно достигли северного берега. 15-й пехотный легион также смог проникнуть на север в 6 году н.э. Сейчас невозможно установить общее число римских воинов, хотя их было, вероятно, около 6 тысяч.
Ни дождь, ни зной – никакое ненастье не могло остановить римских легионеров.
Наверняка появление солдат крайне удивило живших в этих местах кельтов. Но, судя по всему, этим разглядыванием «пришельцев» дело и ограничилось: сведения о каких-либо сражениях отсутствуют. Но очень скоро, раньше, чем планировалось, римляне покинули берега Дуная – их генерал Тиберий получил приказ отвести войска. Однако короткое пребывание римлян ознаменовалось рождением Карнунта.
Тиберий и его легионы были направлены на подавление мятежа племен в Далмации, нынешней Хорватии. Кампания растянулась на три года.
В 9 году н.э. армия вернулась к Дунаю, в Карнунт. Римлянам предстояло находиться здесь 400 лет.
Сегодня сложно представить, насколько тяжела была жизнь легионеров. Когда их пребывание в Карнунте только начиналось, они жили в палатках из года в год. Настоящего, надежного крова у них не было.
Занятия солдат отнюдь не сводились к их прямым военным обязанностям: они были искусными ремесленниками, подчас мастерами на все руки. Особым спросом пользовались кузнецы-оружейники – постоянно требовалось новое или улучшенное оружие. Классическим римским оружием был «гладиус» - широкий, короткий меч. Но он достаточно быстро ржавел и приходил в негодность.
Не жалея сил, легионеры вели обширные земляные работы. Для римлян одним из важных составляющих успешного сражения было строительство дорог. Согласно поговорке, «все дороги ведут в Рим». Именно эта сеть великолепных дорог способствовала энергичным действиям легионеров. Через несколько десятилетий пребывания римлян в Карнунте девственные леса оказались прорезанными римскими дорогами, которые делались на века.
В 40-х годах 15-й легион построил впечатляющих размеров военный лагерь, который мог вместить приблизительно 6000 солдат. Постепенно вслед за армией в Карнунт стало прибывать гражданское население. Сначала их было несколько тысяч, и размещали они вблизи военного лагеря. Дома строили в основном из дерева, но в соответствии с римским стилем I века, стены покрывали глиной, а затем белили мелом. Вместе с гражданским населением в Карнунт приезжали художники и ремесленники. В этом краю диких варваров рано или поздно должен был заявить о себе средиземноморский стиль жизни. Дорогие минералы, из которых делались краски, обычно доставлялись с Юга.
Быстро растущее население нуждалось не только в еде, ему требовались разного рода повседневные вещи. Особым спросом пользовался янтарь. Римские дамы обожали его, а Карнунт располагался как раз вдоль янтарного пути. Янтарь доставляли сюда вместе с золотом, драгоценными металлами и изысканными изделиями.
Однако наиболее ценным сокровищем Карнунта была самая квалифицированная и дисциплинированная военная машина древнего времени – римская армия. Каждый день несколько часов отводилось на напряженные тренировки с использованием всех видов оружия. В целях защиты от вражеских стрел щиты соединяли по принципу рыбьей чешуи или черепицы на крыше – они частично друг друга перекрывали. Легионеры готовились и к возможной встрече с вражеской конницей. Учения предусматривали самые различные варианты развития событий. Особое внимание уделялось меткости. Несмотря на огромные физические нагрузки легионеров, их рацион был скудным и однообразным. Чаще всего они ели блюдо, состоявшее из лука, свиного жира, крупы, но большей частью муки. Все это подогревалось и давалось раз в день. Если учесть, что военная служба длилась 20 лет, дела на кулинарном фронте обстояли мрачновато. В воду добавляли немного винного уксуса.
Даже в мирное время о безделье не могло быть и речи. Первой заповедью была строжайшая дисциплина. Чаще всего звучало слова «экзоцере», означавшее «упражняться, тренироваться». За малейшую провинность солдат наказывался кнутом. Достаточно было всего лишь оступиться на марше. Производя разведку территории вокруг Карнунта, легионеры ежедневно преодолевали до 30 км. Но опасность подстерегала римских захватчиков, когда они проникали в дремучие леса и коварные топи края варваров. Все больше диких зверей начинали ощущать непривычный запах человека. Бурые медведи постоянно попадались на пути, в те времена при свете дня они были на редкость активны. Даже самые отважные легионеры не решались попадаться на глаза разгневанному медведю.
Впрочем, разведчиков из Карнунта мог поджидать гораздо более злобный враг: маркоманны – германское племя, пришедшее к Дунаю приблизительно в 160 году н.э. У них была одна цель – уничтожить римлян и Карнунт. Дикие варвары снова и снова вступали в схватку с дисциплинированной римской армией. Великолепная отточенная выучка римлян позволяла им действовать против маркоманнов решительно и спокойно.
В тяжелых боях проливалось немало крови. Но хотя и римляне несли потери, на протяжении многих лет им неизменно удавалось давать отпор маркоманнам. Помимо варваров римлянам не давало покоя еще одно зло – малярия с дунайских болот. И все же водный путь был очень важен, тем более когда западнее Карнунта появился еще один военный лагерь – Виндобона, зародыш будущей Вены. И сейчас, в наше время, кое-где в австрийской столице можно увидеть границы римского лагеря.
По сравнению с жизнью в палатках новый быт легионеров был поистине роскошным. Дисциплина была по-прежнему строгой, но хватало времени на любимую игру в кости. Даже сегодня казармы смотрятся, как вполне благоустроенные. В каждой комнате спало по 8 человек.
Каждодневный быт Карнунта и Виндобоны мало чем отличался один от другого. Главной считалась постоянная боеготовность. Но не меньше внимания, чем искусству войны, римляне уделяли образованию. Римские писцы год за годом усердно постигали латынь. Все, что происходило в жизни армии, аккуратно записывалось на папирус. Существовали также восковые дощечки, на них сведения выводились металлическим острием – чем не древняя записная книжка!..
В 171 году в Карнунте обосновался римский император Марк Аврелий. Возраставшая активность маркоманнов требовала его постоянного присутствия. Разрабатывались важные стратегические решения. Но помимо искусства войны у императора было еще одно увлечение – философия. Писцы, сопровождавшие Марка Аврелия, должны были хорошо знать греческий, так как высокообразованный император диктовал свою вторую книгу «Размышления о себе» исключительно на этом древнем языке ученых. В этом философском труде, проникнутом миролюбивым настроением, также нашел отражение и тягостный опыт войн вокруг Карнунта.
К 200 году строительство в Карнунте достигло апогея. Теперь в дунайской метрополии проживало около 40 тысяч человек. Поскольку население было зажиточным, возводилось много дорогих вилл. Жизнь богачей и знати, как и в Риме, носила приятный, праздный характер. Вся работа ложилась на плечи низших классов и бесчисленных рабов. Карнунт мог похвастаться высококвалифицированными специалистами, они строили массивные каменные дома, которые потом украшали великолепные мозаики.
Торговые маршруты давали возможность ремесленникам почти из всех южных районов Римской империи приезжать в Карнунт. Нередко сюда вместе с людьми попадали и незваные гости. До этого времени в Карнунте не было черных домашних крыс – их завезли сюда из района Средиземноморья. Их стремительное размножение не могло не привести к ужасным последствиям, ведь домашние крысы были разносчиками чумы. Карнунт стал черным ходом, через который чума проникала в центральную Европу.
2000 лет назад болота вокруг Карнунта были настоящим раем для водоплавающих птиц. Помимо этого в притоках Дуная гнездились аисты, которым суждено было стать важной частью местной культуры. В то время аисты, за редким исключением, использовали для своих гнезд деревья. В период римского Карнунта они еще не умели строить гнезда на домах. Аисты не представляли для римлян особого интереса, поэтому на них не охотились.
Когда римляне еще только начинали заселять эти места, они делали все, чтобы преобразить эту землю путем садоводства. Они выращивали гомеопатические травы, поскольку были весьма сведущими в области медицины.
Светские дамы Карнунта вели преимущественно созерцательный образ жизни. Коротать время помогали различные игры, предпочтение отдавалось игре в кости. Для богачей считалось само собой разумеющимся прибегать время от времени к услугам музыкантов. Понятие «хорошая жизнь» включало в себя, конечно, и вкусную еду – жители Карнунта не отказывали себе даже в изысканных дарах моря и экзотических фруктах. Деликатесы поставлялись также из находившегося под боком Дуная. В его мутных водах нашло приют странное существо гигантских размеров. Это был большой осетр – самая крупная пресноводная рыба на свете. Отдельные особи достигали 9 метров в длину, то есть они были в два раза длиннее белой акулы. Римляне ловили их в заводях с помощью крепких сетей.
Кухня в Карнунте была весьма разнообразна. В меню часто входили такие деликатесы, как куропатка и перепел. Добычу тут же клали в кипящую воду – ошпаренную птицу было легче ощипывать. Внутренности, однако, не вынимались. Пока птица варилась, готовили соус. Любимой приправой римских поваров был «гарум» – его основу составляли подгнившие рыбьи внутренности.
На столе можно было увидеть и свеклу, обычно ее добавляли к какому-нибудь мясному блюду. На кухни Карнунта попадали даже устрицы в бочонках с морской водой. Но такую роскошь могли себе позволить только самые богатые, поскольку доставка подобных продуктов с побережья Адриатики стоила огромных денег. Устрицы, как правило, подавались с крепкими травяными соусами.
На столе богачей можно было также увидеть гранаты и инжир. Между трапезами, как правило, подавали виноград, который выращивался в Карнунте с I века. Виноградный и яблочный соки использовались в качестве ингридиентов весьма специфического десерта, известного как «мосткухен». Поскольку сахара еще не было, все виды десертов подслащивались медом. Торты пекли, используя фруктовые соки, часто их подавали «на сладкое», а иногда и как главное блюдо на ужин.
Девиз «хлеба и зрелищ!» звучал в Карнунте не реже, чем в Риме. То, что местные жители жили на самом краю империи, вовсе не означало, что они отказывали себе в традиционных римских удовольствиях. Уже в I веке был построен так назваемый лагерный амфитеатр, он был деревянным. Но поскольку игры пользовались огромной популярностью, Карнунту понадобился еще один амфитеатр, и его построили на этот раз из камня. Хорошо обученных гладиаторов, как и многое другое, доставляли с Юга. Сражаться на арене заставляли и взятых в плен врагов. Это тоже было в римском духе. Ежедневно бойцам приходилось интенсивно тренироваться, чтобы в любой момент быть готовыми к выходу на арену. День рождения императора, парады победы и многие другие знаменательные события были поводом для очередных схваток на арене. Не всякий проигранный бой означал смертный приговор, но нередко было именно так. В Карнунте и щадили, и убивали.
Банная культура в Карнунте была на достаточно высоком уровне. В конце II – начале III века своего рода бикини стало модным купальником. Как в частных, так и в общественных «спа» мужчины и женщины наслаждались 40-градусными ваннами. Изысканные масла и природные губки были неизменной частью косметики.
Шли века. Один император сменял другого, но мало что менялось в жизни легиона. Многим легионерам до того, как они попали в Карнунт, пришлось поколесить по свету. Ничего не менялось – будь они в Северной Африке, Испании или на восточном берегу Дуная. Десять часов службы сменялись семью часами сна – большей частью на своем щите. Жизнь в легионе никогда не была спокойной. Несение службы означало постоянные выполнения важных задач. То надо было молоть зерно, то приводить в порядок оружие, склонное то и дело ржаветь. Ночью караульным приходилось особенно тяжело. Они должны были оберегать лагерь от диких зверей, недостатка в которых не было. Но под покровом тьмы могли напасть и племена варваров. С приближением рассвета многие часовые вынуждены были вступать в свою персональную схватку с усталостью. Для римлян сон на посту в окружении врага был одним из тяжелых проступков, и горе тому, кто был в этом уличен. Провинившихся обычно наказывали кнутом, иногда забивали до смерти. Безжалостные порядки в римской армии были гарантией безукоризненной дисциплины. А именно она оберегала Карнунт на протяжении веков.
В середине IV века стал распространяться слух, что боги гневаются на Карнунт и хотят его уничтожить. Считалось, что именно поэтому произошло мощное землетрясение, которое привело к существенным разрушениям в метрополии. Судя по всему, это предзнаменование и стало началом конца. Впервые люди группами начали покидать Карнунт. Мир все чаще стал сменяться войнами, да и сам Рим начал постепенно утрачивать свое могущество. Приблизительно в 430 году Карнунт покинули последние римляне, и их город на Дунае попал в руки врагов. На смену процветанию пришли нищета и забвение. Погибла одна из самых ранних высоких культур Австрии. 1500 лет назад Карнунт – метрополия в краю варваров – ушел в небытие.

По документальному фильму Курта Мюндла «Загадки истории. Карнунт»

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте