A+ A A-

АВСТРИЙСКИЙ КАПИТАЛ В РОССИИ (СЕРЕДИНА XIX – НАЧАЛО ХХ ВЕКА)

Деятельность зарубежных предпринимателей и роль иностранного капитала в дореволюционной России изучены весьма неравномерно. Основное внимание как российских, так и иностранных исследователей концентрировалось на изучении достижений германских, французских и английских предпринимателей, некоторый интерес вызывала также история бельгийского, швейцарского и американского капитала в нашей стране. В то же время, деятельность австрийских предпринимателей в историографии практически не рассматривалась, и до сих пор нет ни одной работы, посвященной этой теме.

Следует отметить, что такая ситуация объясняется вовсе не удельным весом австрийского капитала в структуре иностранного предпринимательства в России. В начале ХХ века австро-венгерские подданные занимали второе место среди всех иностранных предпринимателей в России, по своей численности уступая только подданным Германии. Отсутствие интереса исследователей к обозначенной теме объясняется прежде всего давно сложившейся в нашей историографии традицией «избирательного изучения» истории, в соответствии с которой проблемы австрийской истории неизменно находились где-то на историографической периферии.

Кроме того, в силу разного рода факторов, в первую очередь политических, образ Австро-Венгрии в российском общественном сознании и исторической науке имел ярко выраженный негативный характер. Поэтому нет ничего удивительного в стремлении «не обращать внимания» на тот вклад, который внесли предприниматели – выходцы из этого государства – в экономическое и социальное развитие России.

Развитию австрийского предпринимательства в нашей стране способствовал целый ряд факторов. Россия и Австрия являлись странами-соседями, находящимися в тесном политическом и социокультурном взаимодействии, имеющими прочные экономические связи. В рассматриваемый период Австро-Венгрия являлась одним из основных внешнеэкономических партнеров нашей страны. В начале ХХ века она занимала в российском внешнеторговом обороте 5-е место среди других стран.

Динамику развития двусторонней торговли характеризуют масштабы товарооборота между ними. В 1850 г. он составлял всего 7,7 млн. руб. Затем на протяжении 30 последующих лет товарооборот увеличивается быстрыми темпами, почти удваиваясь каждое десятилетие: в 1860 г. – 13,7 млн. руб., в 1870 г. – 24,5 млн. руб., в 1880 г. – 55,5 млн. руб. В последнем двадцатилетии XIX века масштабы российско-австро-венгерской торговли стабилизировались на этом уровне. В начале ХХ века начинается новый и весьма значительный подъем двусторонней торговли: в 1905 г. ее товарооборот составил 65,4 млн. руб., в 1910 г. – 84,7 млн. руб., в 1913 г. – 101 млн. руб. Примечательно, что наибольший рост данных показателей наблюдался накануне Первой мировой войны, несмотря на обострявшиеся политические противоречия между двумя странами. Следует также отметить, что за исключением отдельных лет торговый баланс России с Австро-Венгрией был положительным, причем в начале ХХ века ее экспорт в Дунайскую монархию по стоимости почти в два раза превышал импорт из этой страны.

С середины XIX века между двумя странами резко активизировались миграционные процессы. Подданные Австро-Венгрии в рассматриваемый период занимали первое место среди иностранцев, въезжавших в нашу страну. Причем их численность неизменно превышала число россиян, выезжавших в Габсбургскую монархию. Среди всех иностранцев, проживающих в России в конце XIX столетия, подданные Австро-Венгрии занимали второе место после подданных Германии. Согласно данным Первой Всероссийской переписи 1897 г., на территории нашей страны было зафиксировано 121 599 подданных Австро-Венгрии, что составило 20,1% от общего числа всех иностранцев. Весьма интенсивным был миграционный поток и в начале ХХ века. Например, в 1908 – 1912 годы в Россию въезжало, в среднем за год, более 84 тыс. подданных Франца Иосифа, и выезжало около 78 тысяч.

По мнению австрийских историков, миграция из Австро-Венгрии в нашу страну была вызвана, прежде всего, экономическими причинами. Россия в то время представлялась жителям Центральной Европы «страной больших возможностей», перспективной ареной для деятельности предприимчивых людей, заманчивым объектом для выгодного вложения капитала. Миграция из Дунайской монархии в Россию была весьма многоликой, вовлекая в свою орбиту крестьян и батраков, квалифицированных рабочих и ремесленников, торговцев и промышленников, представителей интеллектуальных и «свободных» профессий. Даже самый знаменитый австрийский музыкант И. Штраус-сын на протяжении многих лет приезжал в Петербург и Москву, где выступал со своим оркестром в течение целых концертных сезонов. Именно в России он заложил основы своего материального благосостояния.

Особую группу среди австро-венгерских мигрантов составляли предприниматели. Пользуясь условиями, созданными либеральным российским законодательством в экономической сфере, австрийские подданные, наряду с выходцами из других стран, приняли активное участие в основании промышленных и торговых предприятий в нашей стране.

Австрийские капиталы стали проникать в Россию еще в 1830-е годы. Значительно активнее этот процесс стал идти в пореформенный период, особенно успешно он протекал на рубеже XIX-ХХ веков. Австрийские капиталы вкладывались в различные отрасли российской экономики. Первоначально внимание австрийских инвесторов привлекало железнодорожное строительство. Затем они начинают вкладывать средства в строительство в России фабрик и заводов, торговых предприятий, различных объектов инфраструктуры и др.

Правовую базу деятельности австрийских инвесторов и предпринимателей в нашей стране, помимо российских законов, создавали также двусторонние договоры. Важную роль здесь сыграл трактат о торговле и мореплавании, заключенный между Россией и Австрией 2 (14) сентября 1860 г. Согласно 13-й статье этого документа, подданные обоих государств получили право свободно заниматься предпринимательской деятельностью на территории соседнего государства, приобретать там землю и иную недвижимость. Более того, данный трактат вводил полное равенство российских и австрийских подданных в деловой сфере. Однако в нем содержалось положение, согласно которому на австрийских предпринимателей-евреев распространялись все ограничения, существовавшие для российских евреев. Основные положения данного трактата действовали вплоть до начала ХХ века.

Большое значение имела также российско-австрийская декларация о взаимном признании акционерных (анонимных) обществ и других товариществ, заключенная 16 (28) января 1867 г. Согласно этому документу, австрийским акционерным обществам и другим товариществам (торговым, промышленным или финансовым, за исключением страховых обществ) разрешалось в России «пользоваться всеми их правами, и в том числе правом судебной защиты, сообразуясь с законами Империи», при условии признания аналогичных прав российских акционерных обществ и товариществ в Австрии.

Положения предыдущих соглашений об экономическом взаимодействии были развиты в тексте торговой конвенции, заключенной правительствами России и Австро-Венгрии 6 (18) мая 1894 г. Согласно 1-й статье этого документа, «во всем, что относится до производства торговли и промыслов, судоходства, приобретения всякого рода собственности и владения таковою, – русские в Австро-Венгерской монархии и австрийцы или венгерцы в России пользовались правами наиболее благоприятствуемой нации». Это положение, в частности, означало, что на австрийцев в России (как и на россиян в Австрии) автоматически распространялись все привилегии и льготы, предоставляемые правительствами обеих стран иностранным предпринимателям и инвесторам.

В 1906 г. было заключено новое российско-австро-венгерское торговое соглашение, которое сохранило в полном объеме правовой статус предпринимателей – выходцев из соседней страны. Это соглашение действовало вплоть до начала мировой войны.

Пионером австрийского предпринимательства в России являлся Франц Герстнер, который в 1836 г. с разрешения царя организовал акционерное общество для строительства и эксплуатации первой российской железной дороги, связавшей Петербург и Царское Село. Примечательно, что сам Ф. Герстнер, талантливый инженер, был разработчиком проекта этой дороги. Дорога оказалась успешной в коммерческом отношении, принеся своим акционерам неплохую прибыль.

В 1845 г. было организовано акционерное общество для строительства железнодорожной линии, связывающей Варшаву с австрийской столицей Веной, в котором главную роль играли австрийские финансисты. Постройка дороги также частично финансировалась российским правительством. Варшавско-Венская магистраль стала третьей по счету железной дорогой, построенной в России. На рубеже 1850 – 1860-х гг. Варшава была связана железнодорожным сообщением с Петербургом, после чего Варшавско-Венская дорога стала своеобразным «окном в Европу».

Австрийские капиталы играли заметную роль и в строительстве других российских железных дорог, преимущественно на юго-западе и юге страны. В 1865 г. австрийская железнодорожная компания, возглавляемая венским финансистом Оффенгеймом, получила концессию на постройку дороги Львов – Кишинев – Одесса, которая связала восточные регионы Австрии с крупнейшим черноморским портом.

Помимо железнодорожного строительства, австрийских инвесторов привлекала такая важная составляющая транспортной инфраструктуры, как порты. В начале 1880-х годов австрийская компания, образованная тремя крупными венскими банкирами (Нешауером, Зингером и Оффенгеймом) получила от российского правительства концессию на строительство в Батумском порту «керосиновой станции» (нефтяного терминала и нефтехранилища). Через этот порт в то время шел основной поток нефтяного экспорта из России. «Керосиновая станция» была построена в краткие сроки и стала одним из самых современных сооружений подобного рода. Она имела 4 гигантских резервуара на 150 тыс. пудов керосина каждый, 4 мощных паровых насоса и нефтепровод длиной 4 версты. Благодаря этому сооружению стал возможен вывоз нефтепродуктов с использованием танкеров (ранее керосин перевозили в бочках), что резко удешевило транспортные расходы и позволило увеличить объемы экспорта. Примечательно, что в конце XIX века значительная часть нефтепродуктов из Батума (16% от общего объема экспорта) вывозилась как раз в Австро-Венгрию.

Помимо транспорта, австрийские инвесторы проявляли серьезный интерес к строительству в России различных промышленных предприятий. О создании иностранцами в нашей стране промышленных предприятий во второй половине XIX столетия и о роли австрийских подданных в этом процессе свидетельствует следующая таблица, составленная по данным промышленной переписи 1900 г.

 

Время основания промышленных предприятий в России подданными иностранных государств

Подданство                             Время основания

владельца       Ранее 1860     1860 – 1870    1870 – 1880    1880 – 1890    1890 – 1900

Германия                    18        23                    36                    64                    66

Австро-Венгрия          5          -                       6                      8                      21

Великобритания         2          1                      6                      16                    13

Франция                      5          2                      4                      8                      7

Швейцария                  1          -                       7                      7                      1

Турция                         1          -                       4                      3                      4

Прочие                        2          4                      5                      5                      23

 

Таким образом, во второй половине XIX века австрийцами было основано в нашей стране 40 промышленных предприятий. По этому показателю они уступали только подданным Германии, лидирующим с гигантским отрывом (207 заводов и фабрик), но превосходили подданных таких высокоразвитых индустриальных стран, как Великобритания и Франция (38 и 26 предприятий соответственно). Примечательно, что более половины австрийских предприятий возникло в последнем десятилетии века.

Географическая структура иностранного предпринимательства в России в общих чертах соответствовала размещению иностранного населения по стране. По данным переписи 1897 г., наибольшая концентрация австро-венгерских подданных была отмечена в юго-западных губерниях и Царстве Польском. Согласно данным русской фабричной статистики, в 1900 г. две трети австрийских предприятий были сконцентрированы в Царстве Польском, Юго-Западном и Западном промышленных районах: соответственно 13, 8 и 6 предприятий из 40. Австрийские заводы и фабрики находились также в Москве, Петербурге, Прибалтике и на Северном Кавказе, который являлся в то время одним из центров иностранного предпринимательства. Австрийские предприниматели занимали ведущие позиции в крупнейших российских городах, о чем свидетельствует нижеприводимая таблица.

 

Подданство иностранных предпринимателей в Москве, Петербурге, Одессе в 1913 г.

Москва                         Петербург                   Одесса

Германия 184                         Германия 99               Греция 74

Австро-Венгрия 45     Франция 39                 Турция 65

Франция 41                 Австро-Венгрия 23     Германия 46

Швейцария 21                         Великобритания 19    Австро-Венгрия 20

Великобритания 19    Швейцария 12                         Франция 12

Швеция 10                   Швеция 8                     Великобритания 11

Прочие 41                   Прочие 23                   Прочие 30

Всего 363                    Всего 223                    Всего 258

Таким образом, накануне Первой мировой войны австрийцы занимали в Москве второе место среди предпринимателей, обладающих иностранным подданством (после германских подданных), в Петербурге – третье место (после германцев и французов), в Одессе – четвертое место (после греков, турок и германских подданных). Австрийцы составляли 12% среди иностранных предпринимателей Москвы и 10% – Петербурга.

Предприятия австрийских подданных, расположенные в нашей стране, относились к различным отраслям, как правило, хорошо развитым в самой Австро-Венгрии. Среди них были металлургические, металлообрабатывающие, оружейные и машиностроительные заводы, но большую часть составляли предприятия пищевой, легкой и деревообрабатывающей промышленности.

Следует отметить, что большинство австрийских предприятий в России принадлежало индивидуальным владельцам или представляло собой «семейные фирмы». Однако это были, как правило, небольшие предприятия. Крупнейшие предприятия, основанные австрийским капиталом в России, были организованы в форме акционерных обществ. В этой связи следует кратко охарактеризовать деятельность важнейших из них.

Акционерное общество «Сталелитейный завод Польдигютте» являлось одной из ведущих металлургических компаний Австрии. Его правление находилось в Вене, а заводы – в г. Кладно (Чехия). В нашей стране это общество открыло свою деятельность в 1899 г., для чего было учреждено специальное ответственное агентство во главе с Юлианом Пелкала. Первоначально общество занималось продажей в России продукции австрийских заводов, а во второй половине 1900-х гг. построило два собственных металлургических завода – в Москве и Варшаве, где производилась высококачественная сталь для изготовления снарядов, ружейных стволов, частей машин, проволоки, ножей, кос и т. п. Основной капитал общества «Польдигютте» к 1913 г. достиг весьма значительной суммы – более 6 млн. руб., на долю российских предприятий приходилось 500 тыс. руб. Годовая прибыль общества по операциям в России в 1903 г. составила 87,3 тыс. руб., в 1913 г. – 30 тыс. руб. Акционерное общество «Фабрика патронов и пистонов бывш. Селлие и Белло» с правлением в Праге имело два завода в Австрии и по одному заводу в Германии и России. Деятельность в России общество открыло в 1888 г. Руководителем ответственного агентства этой компании в России являлся Ганс Либертрад фон Майендорф. Данному обществу принадлежал пистонный и патронный завод в Риге. В начале ХХ века Рижский завод компании производил продукции на сумму 200 – 250 тыс. руб. в год. Основной капитал общества в 1913 г. достиг 708 тыс. руб., доля российского завода составила почти половину от этой суммы – 350 тыс. руб. Прибыль данной компании в том же году составила по операциям в России 57 тыс. руб. Дивиденды акционеров компании были достаточно высокими – 16% на основной капитал. Профиль деятельности данного акционерного общества вызывает удивление. Ведь, несмотря на то, что в России в начале ХХ века Австро-Венгрию стали рассматривать в качестве «наиболее вероятного противника», важнейшее военное предприятие находилось в руках австрийских акционеров. Очевидно, критерии «национальной безопасности» в то время были другими.

На рубеже XIX – ХХ веков в России успешно действовали австрийские компании, специализирующиеся на производстве и продаже мебели. Следует заметить, что в то время Вена являлась одним из мировых центров мебельного дизайна (выражение «венский стул» до сих пор сохранилось в русском языке). Венская фирма «Братья Тонет» имела 9 мебельных фабрик в различных странах, в том числе в России – фабрику в г. Новорадоме (Царство Польское). Торговые отделения и магазины фирмы находились в Петербурге, Москве, Одессе и Варшаве. Примечательно, что фирма «Братья Тонет» считалась официальным поставщиком русского императорского двора.

В 1894 г. в пограничном г. Новорадоме была построена еще одна мебельная фабрика, принадлежавшая австрийским владельцам – «Акционерному обществу фабрики венской мебели Якова и Иосифа Кон». В 1899 г. это общество открыло свою вторую мебельную фабрику – в Петербурге. Оно имело также магазины в различных российских городах. Основной капитал общества в России был определен в 750 тыс. руб., часть его акций была реализована на Варшавской бирже. Чистая прибыль общества в 1901 – 1903 гг. колебалась в пределах 85 – 100 тыс. руб. в год, дивиденды акционеров составляли 10 – 16% годовых.

Австрийские капиталы инвестировались также в лесную промышленность. В 1904 г. «Акционерное общество лесной промышленности и паровых лесопильных заводов бывш. П.и Ш. Гетц и К°» открыло лесопильный завод в г. Рени (Бессарабская губерния), где обрабатывались как российские, так и австрийские лесоматериалы, доставляемые туда по Днестру и Дунаю.

Деятельность австро-венгерских предпринимателей «провинциального уровня» можно рассмотреть на примере Ставропольской губернии. В 1880-е годы г. Ставрополь становится центром австрийского предпринимательства на Северном Кавказе. Подданные Франца Иосифа создают здесь современную пивоваренную промышленность – один за другим открываются пивоваренные заводы Вацлава Салиса, Карла Префета, Вацлава Стасицкого, Антона Груби, выпускающие австрийское и чешское пиво по оригинальным рецептам, а также минеральные и фруктовые воды. Таким образом произошло знакомство российской провинции с европейскими традициями пивоварения. Иностранные фабриканты применяли передовые по тем временам технологии, например, в качестве топлива на заводе А. Груби использовался природный газ, добываемый прямо на заводской территории.  Отметим, что пивоваренный завод, основанный этим австрийским предпринимателем, действует в Ставрополе и по сей день, а одной из его фирменных марок в настоящее время является пиво «Антон Груби». Помимо пивоварения, австрийские подданные занимались в Ставрополе также колбасным производством (фабрика Карла Новотни). Имелись иностранные предприятия и в селах Ставропольской губернии – в частности, в селе Белая Глина действовал пивоваренный завод Франца Груби, брата ставропольского пивовара.

Помимо промышленного предпринимательства, австрийские подданные в нашей стране весьма активно занимались торговлей. Ими была освоена как оптовая, так и розничная торговля в различных российских регионах. Многие австрийские торговые фирмы имели в России своих представителей и агентов, выполнявших посреднические и представительские функции. Эти агенты добирались даже в Сибирь.

Среди владельцев торговых заведений Петербурга, по данным 1913 г., австрийские подданные занимали третье место, после германских и французских выходцев. Всего в российской столице австрийцам принадлежало 11 магазинов, причем 9 из них располагались в аристократическом центре города. В Москве в начале ХХ века действовало около десятка торговых фирм, принадлежавших австрийцам. Они занимались, главным образом, реализацией товаров, привозимых из Австро-Венгрии (металлических изделий, сельскохозяйственных машин и инструментов, мебели, бумаги и пр.), а также торговым посредничеством. Помимо двух столиц, австрийские торговые дома и торговые товарищества действовали в это время также в Киеве, Харькове, Риге, Одессе и других городах.

Примечательно, что иностранные торговцы стремились проникнуть и в сельские районы. Например, в Ставропольской губернии и Кубанской области в первое десятилетие ХХ века австрийские подданные вели оптовую и розничную торговлю не только в городах, но и в селах и станицах.

Практически неизвестной страницей двусторонних отношений является организация русского займа в Австро-Венгрии в кризисном для России 1906 г. Информация о размещении ценных бумаг русского займа на Венской бирже, по свидетельству российских дипломатов, вызвала большой интерес в Австро-Венгрии. При этом представители влиятельной еврейской общины в этой стране активно выступали против русского займа, считая неоправданным выделение средств государству, преследующему евреев. Однако, несмотря на это, заем был успешно реализован. В результате этой операции многие подданные Дунайской монархии стали владельцами российских ценных бумаг.

Австрийский капитал, хотя и в меньших масштабах, инвестировался и в другие отрасли российской экономики (банковскую сферу, коммунальное хозяйство, общественное питание, сферу услуг и пр.). В начале ХХ века одной из крупнейших банкирских контор Одессы, с уставным капиталом в 720 тыс. руб., была контора австрийских выходцев братьев Альфреда и Александра Трабботи. Примечательно, что один из братьев «в интересах бизнеса» принял российское подданство, а второй оставался подданным Франца Иосифа. В дореволюционном Петербурге австрийским подданным принадлежали такие предприятия, как типография и ресторан. В Москве располагалось правление крупной рекламной фирмы «Л. и Э. Метцль и К°», созданной австрийцем Людвигом Метцлем. Фирма имела свои «конторы по приему объявлений» в Петербурге, Варшаве, Париже, Берлине, Нью-Йорке, Бостоне и Буффало. Примером деятельности австрийцев в социально-культурной сфере может служить факт строительства в 1910 г. здания первого стационарного кинотеатра «Биоскоп» в г. Ставрополе, которое финансировал уже упоминавшийся К. Новотни (кинотеатр этот под названием «Октябрь» действует до сих пор).

После начала Первой мировой войны бизнесу австро-венгерских подданных в России был нанесен ощутимый удар. В 1915 г. в стране широко развернулась кампания против «немецкого засилья». Согласно принятым в это время законам, германские и австро-венгерские подданные должны были в принудительном порядке продавать свои предприятия и иное имущество, правда, имелись и различные юридические лазейки, позволяющие избежать этого. Всего по России было ликвидировано около 30 акционерных обществ, принадлежавших подданным «центральных держав», остальным удалось сохранить свою собственность.

Таким образом, австрийский капитал и австрийское предпринимательство играли в дореволюционной России заметную роль. Подданные Франца Иосифа находились на ведущих позициях среди иностранных предпринимателей в нашей стране. Австрийский капитал широко инвестировался в транспортную систему, промышленность и торговлю России. Австрийские предприниматели, как и другие иностранцы, выступали здесь в качестве своеобразных трансляторов нового предпринимательского опыта, передовых технологий, западной предпринимательской культуры. Они, безусловно, внесли свой позитивный вклад в социально-экономическое развитие нашей страны, и оставили о себе, как правило, добрую память.

Статья дана в сокращении.

А. Н. Птицын

Вестник Ставропольского государственного университета №59/2008

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте