A+ A A-

Концлагерь Маутхаузен и второстепенные лагеря

МАУТХАУЗЕН
Австрийский концлагерь Маутхаузен стал символом лагерного ужаса. Он был крупнейшим концентрационным лагерем на территории Австрии и располагался в местечке Маутхаузен в пятнадцати километрах восточнее Линца. Созданный летом 1938 года как филиал Дахау, он стал самым зловещим детищем Кальтенбруннера. Еще в марте того же года гауляйтер Август Айгрубер торжественно объявил: «Мы, жители Верхней Австрии, получим еще одну, особенную награду за наши заслуги во время борьбы. В Верхней Австрии возникнет концентрационный лагерь для предателей народа со всей Австрии».
История концлагеря началась с основания эсэсовцами Общества с ограниченной ответственностью DEST (Deutsche Erd- und Steinwerke GmbH), которое возглавлял Освальд Поль. Поль являлся также владельцем нескольких других компаний, руководил и был распорядителем финансов в различных нацистских организациях, кроме того, был директором германского Красного Креста. С 1936 года он стремился претворить в жизнь проект по извлечению из труда арестантов экономической пользы для СС.
Фирма DEST выкупила у городских властей Вены каменоломни Маутхаузен, Гузен и Флоссенберг и начала строительство лагеря. Выбор пал на эти каменоломни не случайно: в Маутхаузене и Гузене находились крупные залежи гранита, который планировали использовать для возведения так называемых «построек фюрера». К  тому же Гитлер мечтал превратить Линц в «город фюрера», для чего также требовалось большое количество этой горной породы.
Первоначально Маутхаузен был запланирован как лагерь для неисправимых уголовников-рецидивистов, а потому его первыми заключенными оказались 300 австрийцев и несколько немцев. Но с 8 мая 1939 года он был преобразован в трудовой лагерь для политических заключенных, многих из которых до смерти затравливали в каменоломнях. Маутхаузен был далеко не единственным концлагерем на территории Австрии: в его подчинении находились 52 второстепенных лагеря, крупнейшие из них – Гузен и Мельк. Однако только Маутхаузену и Гузену была присвоена самая тяжелая III категория. III категория означала «уничтожение посредством труда».
В 1938 – 45 годах в Маутхаузене в заключении находилось около 335 тысяч человек (по другим источникам – 200 тысяч) более 30 национальностей. Около 2,5% заключенных составляли женщины, также здесь содержались дети и подростки.
В июне 1942 года по приказу Гиммлера в Маутхаузене был создан первый из десяти «борделей заключенных», в котором узниц заставляли заниматься проституцией. Большинство этих несчастных женщин поступило сюда из женского концлагеря Равенсбрюк. Забеременевшим насильно делали аборты, а на женщинах и девушках, заболевших венерическими заболеваниями, ставили медицинские опыты.
В лагерной «книге смерти» было зарегистрировано 36 тысяч 318 казненных; по другим данным в Маутхаузене погибло более 122 тысяч человек. Учет советских военнопленных, убитых в результате  «акции-К» (Aktion «K» или Aktion «Kugel», то есть «акция-пуля» – сокращенное иносказательное обозначение расстрела) не велся. После прибытия пленников с пометкой «K» им не присваивали номера, имена их были известны лишь сотрудникам политотдела. Пленников «K» сразу же заводили в тюрьму, раздевали и направляли в «душевые помещения», размещавшиеся в подвале тюрьмы рядом с крематорием, где убивали.
Во время Нюрнбергского процесса среди прочих был допрошен узник Маутхаузена – испанский фоторепортер Франсуа Буа, который рассказал о жизни русских пленных в концлагере: «Первые военнопленные прибыли в 1941 году. Было объявлено о прибытии двух тысяч русских военнопленных. По отношению к ним были приняты такие же меры предосторожности, как и по прибытии военнопленных испанцев-республиканцев. Везде вокруг бараков были поставлены пулеметы, так как от новоприбывших ожидали самого худшего. Как только русские военнопленные вошли в лагерь, стало ясно, что они находятся в ужасном состоянии. Они даже ничего не могли понять. Они были так обессилены, что не держались на ногах. Их тогда поместили в бараки по 1600 человек в каждом. Следует отметить, что эти бараки имели 7 метров в ширину и 50 метров в длину. У пленных была отобрана вся одежда, которой и без того было очень мало. Им было разрешено сохранить только брюки и рубаху, а дело было в ноябре, и в Маутхаузене было более 10 градусов мороза. По прибытии оказалось, что 24 человека из них умерло в то время, как они шли 4 километра, отделявшие лагерь Маутхаузен от станции. Сначала к ним была применена та же система обращения, как к нам, испанцам-республиканцам: нам сначала не дали никакой работы, но почти ничего не давали есть. Через несколько недель они были совершенно без сил, и тогда к ним начали применять систему истребления. Их заставляли работать в самых ужасных условиях, били палками, над ними издевались. Через три месяца из 7000 русских военнопленных в живых остались только 30...
Был один так называемый 20-й барак. Этот барак находился внутри лагеря, и несмотря на электрифицированные проволочные заграждения вокруг всего лагеря, вокруг этого барака была дополнительная стена, по которой проходила проволока с электрическим током. В этом бараке находились русские военнопленные – офицеры и комиссары, несколько славян, французов и даже, как мне говорили, несколько англичан. Никто не мог входить в этот барак, кроме двух начальников: коменданта внутреннего лагеря и комендантов внешних лагерей. Эти заключенные были одеты как каторжники, но они не имели никаких номеров... Я знаю подробно, что происходило в этом бараке. Это был как внутренний лагерь. В нем находились 1800 человек, которые получали менее одной четверти того рациона пищи, который получали мы. У них не было ни ложек, ни тарелок. Из котлов им выбрасывали испорченную пищу прямо на снег и выжидали, когда она начнет леденеть. Тогда русским приказывали бросаться на пищу. Русские были так голодны, что дрались, чтобы поесть, а эсэсовцы этим пользовались как предлогом, чтобы избивать их резиновыми палками... В январе 1945 года, когда русские узнали, что Советская Армия приближается к Югославии, они испробовали последнюю возможность: они взяли огнетушители, перебили солдат охранного поста, захватили ручные пулеметы и все, что они могли использовать в качестве оружия. Из 700 человек только 62 смогли убежать в Югославию. В тот день Франц Цирайс, комендант лагеря, дал по радио приказ всем гражданам, чтобы они помогли «ликвидировать русских преступников», убежавших из лагеря. Он объявил, что тот, кто докажет, что он убил хоть кого-нибудь из этих людей, получит крупную сумму в марках. Поэтому все сочувствующие нацистам в Маутхаузене занялись этой поимкой, и им удалось убить более 600 убежавших, что было, между прочим, нетрудно, так как некоторые из русских не могли проползти более десяти метров».
Поиск и расстрел советских военнопленных получил название «мюльфиртельской охоты на зайцев». Трупы убитых офицеров затем свозили в городок Рид-ин-Ридмарк, здесь же вели подсчет пойманных беглецов. В память о погибших советских офицерах в мае 2001 года в этом австрийском городке установили памятник, о котором, к сожалению, знают немногие. На сегодняшний день известны имена 11 из 19 сбежавших узников, которым удалось выжить лишь благодаря отваге некоторых австрийцев, приютивших беглецов.
Последний заключенный под номером 139317 прибыл в лагерь 3 мая 1945 года. 5 мая 1945 года Маутхаузен был освобожден союзными войсками. Незадолго до окончания войны фашисты планировали установить в лагере дополнительные печи для сжигания заключенных. До сих пор до конца не ясно, по чьей вине затянулась реализация этого плана: то ли сами заключенные не спешили  претворять его в жизнь, то ли медлил назначенный СС старший прораб.
Узников Маутхаузена продолжали убивать вплоть до освобождения лагеря, точное число погибших в первые дни мая 1945-го неизвестно. Еще в апреле эсэсовцы начали уничтожать документы, свидетельствовавшие о преступлениях, совершенных в лагере. Также они демонтировали газовую камеру, располагавшуюся в подвале больничного блока. Затем эсэсовцы покинули лагерь, поручив надзирательство за пленными венским пожарным и отрядам народного ополчения – фольксштурму. Маутхаузен наряду с концлагерями Гузен I, II и III был освобожден в числе последних.
В наши дни на территории бывшего концлагеря работает музей и мемориальный комплекс.
ГУЗЕН I, II и III
Строительство второстепенного лагеря Гузен I началось в 1939 году. Тогда его называли концлагерь Маутхаузен/Гузен. Гузен, который находился в четырех километрах западнее Маутхаузена, строили 400 австрийских и немецких заключенных. Каждое утро их пригоняли сюда из Маутхаузена.
В марте 1940 года, когда закончилось возведение первых бараков, заключенных стали оставлять  здесь на ночь. 24 мая 200 арестантов отправили обратно, в больничный блок Маутхаузена, а фамилии остальных заключенных были внесены в списки первых узников концлагеря Гузен. В тот же день сюда доставили 1082 поляка из концентрационного лагеря Дахау. В Гузене новоприбывшим сообщили, что их будут перевоспитывать в «людей, полезных Третьему рейху». В последующие месяцы сюда на «перевоспитание» поступили еще 4000 представителей польской интеллигенции.
Этот концлагерь состоял из двух каменных построек и 34-х бараков, в 24-х из них размещались заключенные. Зимой 1940 – 1941 года здесь построили крематорий, в котором с 29 января начали сжигать трупы пленных. Арестанты принимали участие в строительстве штольни, работали в гузенской каменоломне и на оружейных заводах, где они производили карабины, пистолеты и авиационные двигатели для партнера компании DEST Штайр-Даймлер-Пух АГ.
За год до окончания Второй мировой войны, 9 марта 1944 года, в Ст.-Георгене открылся лагерь Гузен II. Он предназначался для 16 тысяч узников, которые должны были расширить штольню под сверхсекретный проект люфтваффе по конвейерному производству реактивных истребителей Мессершмитт Ме-262. Этот подземный завод получил кодовое название «Б8 – горный хрусталь».
Спустя 10 месяцев, в декабре 1944 года, в Лугнитце открылся лагерь Гузен III для 262 узников. Пленники этого концлагеря были задействованы в строительстве крупной хлебопекарни Лугнитц, на производстве по изготовлению запасных частей Мессершмитт ГмбХ в Ст.- Георгене и в Гузене.
Так как главной целью концентрационных лагерей Гузен I, II и III было «уничтожение посредством труда», то всех больных или ослабленных узников убивали или мучили до смерти. В период с 1944 по 1945 год в Гузене погибло в два раза больше заключенных, чем в Маутхаузене. В трех лагерях Гузен I, II и III содержалось в общей сложности 67 тысяч 677 арестантов; по официальным данным, 31 тысяч 535 из них были убиты. Если к этому числу добавить еще погибших узников, которых не регистрировали, то число жертв составит 44  тысячи 602 человека, среди них – 2 тысячи 843 советских пленника. Концлагерь Гузен, как и Маутхаузен, был освобожден союзными войсками 5 мая 1945 года.
В 1965 году на месте бывшего концлагеря появился мемориальный комплекс, а в 2004 году был открыт центр для посетителей.
МЕЛЬК
Концлагерь Мельк был открыт 21 апреля 1944 года и просуществовал ровно год. Он был рассчитан на 500 арестантов. Узников разместили в зданиях казармы рядом с городом, там же построили крематорий. Заключенные этого лагеря, среди которых было много детей и подростков, работали в штольне. Концлагерь в Мельке получил кодовое название «Кварц», так как местные штольни были богаты этой горной породой.
Пленников заставляли работать в три смены. Внутри штолен нередко происходили обрушения, многие пленники погибли под завалами. Редеющие ряды работников пополняли за счет узников Маутхаузена. Зимой 1944 – 1945-го арестанты закончили работы по подготовке 6 штолен для Штайр-Даймлер-Пух АГ.
За время существования концлагеря здесь погибли более 5000 человек. Многих из них расстреляли, лишили жизни при помощи инъекций в сердце или отравили газом в замке Хартхайм. Как в других лагерях, многих узников Мелька до смерти забили надзиратели. В середине апреля 1945 года лагерь расформировали, так как войска союзников подступали все ближе и ближе. Детей и подростков отправили в Маутхаузен, взрослых – в Эбензее.
ЭБЕНЗЕЕ
Второстепенный лагерь Эбензее был построен по приказу Гитлера после того, как в результате бомбардировок британской авиацией в ночь с 17 на 18 августа 1943 года были разрушены самые важные предприятия по производству баллистических ракет Фау-2. Эта операция носила название «Гидра». Разъяренный фюрер потребовал от рейхсминистра вооружений и военной промышленности Альберта Шпеера перенести эти предприятия в подземные штольни. Затем совет по вооружению постановил устроить такой завод в пещерах гор у озера Траунзее. Однако тех пещер еще не было и в помине. Поэтому двумя месяцами позже, 8 ноября 1943 года, в Эбензее стали свозить первых узников для возведения жилых бараков и цехов. Этот завод имел несколько кодовых названий: «Цемент», «Известковые заводы», «Солвей», «Барсук II» и «Голубь I».
Узники должны были в кратчайшие сроки пробурить в горах штольни длиной 250 метров. В них фашисты планировали разместить современный ракетный завод с испытательными площадками. В конце 1944 года в местных штольнях началось строительство нефтемаслозавода. Нефтеперегонный завод начал работать уже спустя несколько месяцев – в феврале 1945 года. Весной 1945-го планировалось запустить производство моторов для танков и самолетов.
С ноября 1943 по май 1945 года в концлагере Эбензее погибли 8 тысяч 745 узников. В конце апреля 1945-го здесь находилось 18 тысяч 437 заключенных. Условия жизни узников в концлагере Эбензее были значительно хуже, чем в большинстве других второстепенных лагерей. Прибывавших арестантов на две недели помещали в карантин, где их ломали психически и физически. Обуви на всех не хватало, поэтому многих заставляли работать босиком. Рабочий день в штольне длился 10 – 12 часов. Кормили узников крайне скудно, средний дневной рацион составлял около 700 ккал.
Руководящий офицер лагеря, Отто Ример, был известным пьяницей и садистом, которому доставляло невероятное наслаждение извращенно пытать и убивать узников. Кроме того, в концлагере держали дога по кличке «Лорд», которого натравливали на узников. Громадный пес неоднократно загрызал несчастных до смерти.
За день до освобождения лагеря, 5 мая 1945 года, комендант Эбензее попытался загнать узников в штольни, но встретил мощное сопротивление со стороны заключенных. 6 мая лагерь освободили союзники.
В 1990 году на месте бывшего концентрационного лагеря был открыт музей. В 2001-м он был расширен за счет Музея современной истории Эбензее, посвященного истории Австрии и региона в период с 1918 по 1955 годы. В Центре документации хранится база данных с фамилиями жертв и бывших узников лагеря, картотека угнанных на принудительные работы и фотографии тех лет. На территории мемориала также находится кладбище, где похоронены заключенные, погибшие в этом концлагере.
Каждый год 9 мая здесь устраивают день памяти жертв концлагеря Эбензее, на котором присутствуют бывшие узники.
ЛИНЦ
В Линце при заводах Геринга работал внешний лагерь. Люди, согнанные на принудительные работы со всей Европы, трудились здесь на сталеплавильном комбинате в ужасных условиях. Так как этот завод являлся стратегически важным объектом, с 1944 года он подвергался частым бомбардировкам союзников. В ходе этих бомбежек погибли многие арестанты.
ГУНТРАМСДОРФ /
ВИНЕР НОЙДОРФ
Этот второстепенный лагерь возник 2 августа 1943 года и находился на месте нынешней общины Гунтрамсдорф. Он состоял из 80 деревянных бараков, 34 из них были обнесены электрифицированным забором.
Узники лагеря занимались строительством заводов, а затем – производством авиационных двигателей. Чаще всего сюда переводили заключенных из Маутхаузена, имевших опыт строительных работ и умевших обрабатывать металл.  
Здесь содержалось до 3170 арестантов, которые с 1943 по 1945 год работали на заводах Штайр-Даймлер-Пух АГ, Релла&Ко, Хофмана и Макулана, Химмельштосса и Зиттнера, инженера Черниловски, а также на малых предприятиях и в сельском хозяйстве в общинах Гунтрамсдорф, Винер Нойдорф, Лаксенбург, Ахау и Вене.     
ЛОЙБЛЬ
Концлагерь Лойбль начали строить в марте 1943 года в долине Лойбталь. Он предназначался для 1800 узников. Заключенные должны были строить туннель в горах Караванкен, которые отделяли Австрию от Словении. В этом лагере были замучены или умышленно убиты более 40 арестантов.
Исходя из стратегических и экономических соображений, фашисты решили построить дополнительные дороги в Словению. На строительстве туннеля длиной 1561 метр сквозь Лойбль настаивал, в частности, гауляйтер Фридрих Райнер. А потому в 1943 году Рейхсуправление по строительству заключило с венской фирмой «Universale Hoch und Tiefbau AG» договор на ведение строительных работ, а также на устройство концентрационного лагеря. Дополнительно были подписаны договоры с СС, которые обязывались предоставить необходимые «рабочие руки». По обе стороны горы Лойбль были сооружены концлагеря: северный был меньшим, а в южном – более крупном – помимо арестантов размещалось руководство лагеря. Работы по бурению туннеля на южной стороне начались уже в марте 1943-го, на северной стороне – только в июне. В строительных работах помимо заключенных концлагеря принимали участие около 660 рабочих из гражданского населения. Некоторые из них приехали на стройку добровольно, часть рекрутировали принудительно.
Первые заключенные прибыли сюда из Маутхаузена в июне 1943 года. В Маутхаузене их погрузили в вагоны для скота и отправили в словенский город Тржич, который располагался по соседству с концлагерем. Местные жители пытались передать узникам продукты и сигареты, пока тех перегружали в грузовики, которые шли в Лойбль.
Большинство узников были политическими заключенными, лицами, уклоняющимися от принудительного труда, и военнопленными различных национальностей. Здесь насильно удерживались около 800 французов, 450 поляков, 188 русских и 144 югослава. Также в лагере жили около 70 арестованных немцев и австрийцев, большинство которых было «профессиональными преступниками». Они находились в более привилегированном положении по отношению к остальным заключенным: либо занимали ключевые посты в лагере, либо им поручали более легкую работу. Затем в лагерь привезли арестантов из Чехии, Норвегии, Люксембурга, Греции, Бельгии и Нидерландов. В 1944 году в Лойбль из Венгрии депортировали 15 евреев, но уже спустя несколько недель их отправили в Маутхаузен.
Комендантом лагеря был Юлиус Лудольф. С его подачи проводили так называемые «корриды» – избиение узников офицерами СС: арестанты должны были беспрерывно выполнять тяжелую работу, в то время как на них обрушивались удары надзирателей. Однажды строительная фирма пожаловалась на то, что многие избитые арестанты не способны выполнять работу в необходимом объеме, и Лудольфа в августе 1943 года заменили на Якоба Винклера. Однако положение узников это не улучшило. Поговаривали, что с новым начальником дела пошли еще хуже.
Гражданским рабочим запрещалось общаться с заключенными. Тем не менее многие из них помогали узникам: тайком провозили в лагерь письма и посылки от близких арестантов.
4 декабря 1943 года туннель пробурили, годом позже его расширили и пустили через него первые транспортные средства.
Слабых или нетрудоспособных арестантов отправляли назад в Маутхаузен, что означало для них верную гибель. Судьба узников находилась в руках врача концлагеря Зигберта Рамзауэра, так как именно он составлял списки тех, кого возвращали в лагерь смерти. Рамзауэр собственноручно убил около 30 заключенных, которых посчитал слишком слабыми для транспортировки в Маутхаузен. Этим несчастным он вкалывал в сердце шприц с бензином. Он сам именовал этот процесс «прекрасной смертью». Также палач в белом халате использовал арестантов для медицинских опытов.
Порой в лагере устраивали так называемые «спортивные игры» для увеселения смотрителей – во время них ослабленных узников заставляли участвовать в боксерских поединках друг против друга.
Измученные тяжелой работой и зверствами надзирателей, заключенные нередко предпринимали попытки к бегству. Пойманных отправляли прямиком в Маутхаузен и там убивали. Те, кому удавалось совершить побег, чаще всего присоединялись к партизанам и вместе с ними боролись с фашистами.
16 апреля 1945 года из-за возросшей активности партизан северный лагерь закрыли, а узников перевели в южный. 7 мая освободили депортированных. Словенских пленников отправили в Тржич. Всех остальных заключенных офицеры СС вывели из лагеря и, прикрываясь ими, как живым щитом, отправились через туннель в Каринтию. В долине Розенталь конвой атаковали партизаны и освободили узников. Коменданту лагеря Якобу Винклеру британский военный трибунал вынес высшую меру наказания – смерть через повешение. А врачу-садисту Зигберту Рамзауэру дали пожизненное заключение и, как и многих других австрийских военных преступников, помиловали после вывода советских войск из Австрии в 1956 году.
Словенское правительство возвело в 1950-е годы на месте бывшего концентрационного лагеря памятник жертвам Лойбля и объявило эту территорию мемориальным комплексом. Здесь сохранились бетонные фундаменты бараков, так что очертания южного лагеря и по сей день вполне узнаваемы. Защищенный стальной решеткой крематорий напоминает о сожженных в Лойбле узниках.
Осенью 2008 года были раскопаны остатки фундамента северного лагеря. В 2009 году сотрудники музеев разработали проект мемориального комплекса для северного концлагеря, который будет постепенно реализован в ближайшие годы.

Николай Яшин

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте