A+ A A-

Императора спасла пуговица

Покушение на императора Франца Иосифа I, совершенное 18 февраля 1853 года, вошло в историю Австрии как одно из самых знаменитых неудавшихся преступлений.

Днем 18 февраля 1853 года ничего не предвещало беды. Стояла морозная солнечная погода, которая так и располагала к пешим прогулкам. После сытного обеда двадцатидвухлетний император Франц Иосиф, пребывавший к тому моменту на австро-венгерском троне чуть более четырех лет, решил совершить небольшой моцион. На прогулке монаршую особу сопровождал адъютант, граф Максимилиан О'Доннел. Император прошел вдоль бастиона Кернтнертор-Бастай, остановился и склонился над каменным ограждением. Неожиданно сзади на него напал неизвестный мужчина с ножом в руке. Он ударил Франца Иосифа в спину, однако острый клинок наткнулся на металлическую пуговицу, и молодой император отделался испугом и легкой царапиной. Помимо пуговицы императора спасла молниеносная реакция адъютанта, которому удалось частично отразить удар нападавшего. На помощь О'Доннелу поспешил проходивший  мимо состоятельный господин Йозеф Эттенрайх, в прошлом мясник и торговец овсом. Эттенрайх в то же самое время совершал свой традиционный променад, и, заметив неладное, он за долю секунды оказался рядом с нападавшим. Мужчины повалили злоумышленника на землю и не отпускали его до прибытия полиции.
Нападавшим оказался ученик портного Янош Либени, родом из Венгрии. До сегодняшнего дня так и не удалось установить, что подтолкнуло молодого человека, ровесника императора, на столь чудовищный шаг. По одной из версий Либени был венгерским патриотом, который надеялся, что со смертью императора  падет австрийское господство и Венгрия обретет свободу. Наряду с этим мотивом полиция рассматривала и другой ― неофициальный, личный: после покушения на императора Вена наполнилась слухами, что юный Франц Иосиф пытался ухаживать за гражданской супругой портного, чем и вызвал приступ ярости у ее ревнивого мужа. Как говорится, дыма без огня не бывает, к тому же в среде венских аристократов было модно увлекаться девушками простых сословий.
Спустя несколько дней после 18 февраля 1853 года электронный телеграф сообщил следующие новости из Штульвейсенбурга (венгерское название ― Секешфехервар): «18-го сего месяца в 1 час дня на гулявшего вдоль венской крепостной стены австрийского императора Франца Иосифа стремительно напал венгерский портной-подмастерье, по имени Янош Либени, бывший гусар из Вены, и нанес ему удар кинжалом. Удар был парирован адъютантом, графом О'Доннеллем. Франц Иосиф был ранен ниже затылка. Двадцатиоднолетний венгр был повержен на землю ударом сабли адъютанта и немедленно арестован».
После ареста преступника-неудачника приговорили к смертной казни. Спустя восемь дней, 26 февраля, приговор был приведен в исполнение: Либени повесили рядом с колонной Прядильщицы на кресте (Spinnerin am Kreuz) в венском районе Фаворитен (ранее местом казни портного  по ошибке считали Зиммерингер Хайде).
Оба спасителя императора прославились на всю страну. Адъютант Максимилиан О'Доннел был удостоен нескольких европейских орденов и стал почетным гражданином Вены, Праги, Пешта, Любляны и Загреба, получил право на строительство роскошной виллы в зальцбургском саду Мирабель. А бывший мясник Йозеф Эттенрайх 20 февраля получил лично из рук императора орден Франца Иосифа, спустя пять дней ― Большую золотую медаль Вены; 23 апреля ему был дарован дворянский титул, и после тех февральских событий Йозеф именовался не иначе как рыцарь фон Эттенрайх. Кроме того, оба спасителя императора были увековечены в мемориально-музейном комплексе Хельденберг в Нижней Австрии, а в честь Эттенрайха названа одна из венских улиц в 10-м районе.
Столица музыки отметила неудавшееся покушение по-своему: Иоганн Штраус-сын написал в честь этого события марш «Счастливое спасение императора». Более того, в  ознаменование монаршего спасения 6 марта Штраус устроил большой праздник в зале «Шперль». «Гостей было очень много,― писал один репортер, ― а когда грянул новый марш капельмейстера Штрауса «Счастливое спасение императора», в который был вплетен австрийский национальный гимн, восторг слушателей просто не мог утихнуть, и только после пятикратного повторения этого подлинно патриотичного марша всеобщие эмоции немного уменьшились».
Тогда же в среде простых горожан родилась песенка об экзекуции над учеником портного, известная в австрийской столице и по сей день. Там пелось:

Auf der Simmeringer Had’,
    hat’s an Schneider verwaht,
es g’schicht ihm schon recht,
    warum sticht er so schlecht.
Auf der Simmeringer Had’,
    hat’s an Schneider verwaht,
mit der Nadel samt dem Öhr,
    samt dem Zwirn und der Scher’.
Auf der Simmeringer Had’,
    hat’s an Schneider verwaht,
allen sei es a Lehr,
    er lebt nimmermehr.
Und Leut’ln hurcht’s auf,
    der Wind hört schon auf,
gang er allerweil so furt,
    war ka Schneider mehr durt.

«Наказание за дело, кто же бьет так неумело? (Es g’schicht ihm schon recht, warum sticht er so schlecht.)» – шутливо вопрошали венцы.
Когда о покушении на Франца Иосифа узнал его младший брат, эрцгерцог Фердинанд Максимилиан, будущий император Мексики, он дал обет возвести в честь спасения Его Высочества храм и призвал жителей страны собрать пожертвования на его строительство. Собор задумывался как благодарственный дар Господу от народов монархии за спасение Франца Иосифа. На призыв эрцгерцога откликнулось более 300 тысяч граждан империи, которые участвовали в сборе пожертвований. Новый собор должен был стать духовным и политическим пристанищем для всех наций Австро-Венгерской монархии.
В апреле 1854 года был объявлен конкурс проектов новой церкви. В комиссию поступило в общей сложности 75 предложений от архитекторов из Австро-Венгрии, Германии, Англии и Франции. Жюри объявило победителем проект Генриха фон Ферстеля, которому тогда едва исполнилось  двадцать шесть лет. Первоначально планировалось возвести собор рядом с замком Бельведер. Однако эта идея по причине существенной удаленности участка от центра города достаточно быстро была отброшена. В конце концов было решено возводить церковь в районе Альзергрунда. В торжественной церемонии закладки Вотивкирхе (Церкви обета), которая состоялась 24 апреля 1856 года, помимо императора Франца Иосифа принимал участие  кардинал Раушер, а также 80 архиепископов и епископов.
Строительство второго по высоте венского храма (99 метров) растянулось на 23 года. И наконец 24 апреля 1879 года, в день серебряной свадьбы императора, церковь была освящена. Вотивкирхе, копирующая формы французской готики, была возведена в неоготическом стиле. Внутри храма хранится древняя реликвия ― деревянный антверпенский алтарь, изготовленный в XV веке.
Чудесное спасение императора, а также казнь психически неуравновешенного нападавшего давно уже стали неотъемлемой частью не только городской, но и криминальной истории Вены. И хотя в Венском музее криминалистики, находящемся во 2-м районе австрийской столицы, преступлениям по политическим  мотивам уделено крайне мало внимания, в здешних стенах можно найти «свидетелей» нападения на молодого Франца Иосифа. Наряду с воспроизведенной сценой покушения в музее среди экспонатов можно увидеть шкатулку, в которой хранится перчатка адъютанта его императорского Величества графа Максимилиана О‘Донелла, запятнанная кровью Франца Иосифа.
После событий февраля 1853 года австрийский император правил еще долгих 63 года. Он пережил свою супругу императрицу Элизабет, которой повезло значительно меньше: покушавшийся на нее анархист Луиджи Луккени оказался куда успешнее Яноша Либени ― на набережной Женевы он нанес ей крохотную колотую ранку в области сердца, оказавшуюся смертельной. Не менее плачевная участь постигла и эрцгерцога Франца Фердинанда, который должен был сменить на австро-венгерском престоле Франца Иосифа: он погиб в Сараево от руки сербского террориста Гаврило Принципа. Его убийство тогда стало поводом для начала Первой мировой войны.
Сегодня имя императора Франца Иосифа, его седые бакенбарды и красивая униформа прочно ассоциируются в Австрии со старыми добрыми  временами. «Вот когда он еще жил, тогда все было хорошо! ― любят говорить австрийцы. ― У нас был выход к морю, был флот, наши лейтенанты были хороши собой, они элегантно флиртовали с девушками предместий и 24 часа в сутки танцевали с ними вальсы». Как здорово, что все это было и морозным февральским днем так и не удалось осуществиться замыслу венгерского подмастерья.

Юлия Креч

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте