A+ A A-

В межсоюзной комендатуре

Загрузить PDF-версию новости

 Советская комендатура, Вена

Воспоминания Г. М. Савенка, заместителя военного коменданта Вены

В один из сентябрьских дней 1946 года к зданию австрийского правительства, что стоит на площади Балльхаузплац, подходит демонстрация рабочих. Еще утром на многих венских предприятиях остановились станки. Со всех концов Вены к центру города направились колонны рабочих.

Демонстранты несут плакаты: они требуют увеличения продовольственного пайка, повышения заработной платы, установления более тесных, дружеских отношений с Советским Союзом.
Перед зданием правительства стихийно вспыхивает митинг. Выбрана делегация – она должна предъявить правительству требования рабочих.
Полицейские не пропускают делегатов. Демонстранты волнуются. С окраин города к зданию подходят новые колонны рабочих.
Министр внутренних дел Гельмер обращается к главному коменданту, американскому генералу Дегеру, сменившему к этому времени полковника Люиса: министр просит защитить правительство от эксцессов и, если они возникнут, силой разогнать бастующих рабочих.
Генерал Дегер созывает экстренное заседание Межсоюзной комендатуры.
Коротко доложив о создавшейся обстановке, Дегер сообщает, что он послал к зданию правительства межсоюзные патрули и в помощь им американских солдат.
– Считаю, что вы поступили неправильно, господин генерал, – решительно возражает Лебеденко. – Мы никогда не возлагали на межсоюзный патруль полицейских функций по разгону рабочих демонстраций. Тем более что эта демонстрация ни в какой мере не направлена против оккупационных властей. Поэтому я приказал отозвать советских патрульных от здания правительства. Им там делать нечего.
Генерал Дегер не ожидал такого резкого выступления Лебеденко.
– Я полагаю, – несколько смутившись, говорит Дегер, – что главный комендант обязан как-то реагировать на беспорядки в городе.
– Австрийские рабочие предъявили правительству определенные требования, – продолжает настаивать Лебеденко, – и воля правительства принять или отклонить их. Во всяком случае, это внутреннее дело Австрии, и оно ни в какой мере не входит в компетенцию Межсоюзной комендатуры.
Французы предлагают вызвать на заседание президента полиции Паммера и заслушать, что он предпринял в связи с рабочими волнениями.
Через несколько минут в зал входит Паммер...
Он, как всегда, шагает медленно, неторопливо оглядывает присутствующих и пытливо, внимательно смотрит на генерала Дегера, словно пытается разгадать, что хочет от него американский комендант.
– Господин председательствующий, – наконец тихим старческим голосом начинает Паммер. – Я принял все зависящие от меня меры.
– Что именно? – торопит Дегер.

Дворец юстиции, Вена Паммер медлит с ответом: резкий вопрос Дегера заставляет его насторожиться. На всякий случай он решает спрятаться за широкой спиной министра.
– По требованию министра внутренних дел господина Гельмера я выставил у здания правительства пятьсот полицейских для предотвращения возможных эксцессов. Но полиция бессильна против огромной массы демонстрантов.
– А вы намерены стрелять в рабочих, господин президент полиции? – сухо бросает Лебеденко.
– Нет, я так не думал... Но ведь надо же что-то предпринять, – пытается защищаться Паммер.
– Мы здесь не уполномочены давать готовые рецепты по любому вопросу внутренней политики австрийского правительства, – продолжает Никита Федотович. – Повторяю: это внутреннее дело Австрии, дело совести ее правительства. Но коль скоро рабочие недовольны, значит, в политике правительства что-то неладно, и, следовательно, эту политику надо пересмотреть. В данном случае мы можем лишь рекомендовать правительству уладить свои разногласия с рабочими мирным путем. И только.
Пока в Межсоюзной комендатуре идут дебаты, американские солдаты успевают плотно оцепить здание правительства.
Поняв, что проникнуть в здание правительства невозможно, и не решаясь на открытое выступление, рабочие расходятся.
На следующий день на имя советского коменданта приходят благодарные письма рабочих. В одной из венских газет опубликована корреспонденция:
«Благодарность советскому коменданту.
Мы, австрийские рабочие, выражаем советской комендатуре свою признательность за сочувствие к нам, которое мы ощущаем повседневно от советского коменданта, за понимание наших насущных нужд и за защиту рабочих прав».
Вопрос о рабочей демонстрации становится предметом обсуждения в австрийском парламенте и приводит к горячим дебатам.
За несколько дней до этого глава правительства выступил с важной декларацией. Ратуя за хозяйственное возрождение страны, он утверждал, что разоренная войной Австрия нуждается в сильном покровителе, который предоставит ей щедрые кредиты. Таким покровителем, по его мнению, могут быть только Соединенные Штаты Америки, охотно протягивающие Австрии руку помощи.

Заседание в Межсоюзной комендатуре

Исходя из этого, глава правительства предложил уполномочить министра иностранных дел Грубера поехать в Вашингтон для ведения переговоров.
Разгорелись жаркие споры.
Депутаты-коммунисты выступили с резкой критикой правительства. Посыпались вопросы. Почему правительство так симпатизирует Америке и демонстративно игнорирует Советский Союз, армия которого принесла Австрии избавление от фашизма? Почему правительство не стремится завязать дружественных отношений с советским правительством, в самую трудную минуту оказавшим продовольственную помощь Австрии? Почему правительство ведет не политику сближения Австрии с Советским Союзом, а политику отчуждения, отрыва от него?
Социалисты занимают промежуточную позицию, всячески стараясь обойти острые углы. Нет, они не одобряют поездку Грубера в Вашингтон, однако даже словом не решаются обмолвиться о необходимости посылки делегации в Москву.
На рабочих окраинах нарастает недовольство новым курсом правительства. Все чаще на заводах вспыхивают митинги. Каждую минуту можно ждать нового взрыва. И по Вене, явно кем-то инспирированные, уже ползут слухи, будто во всем повинны коммунисты: это они подстрекают рабочих к волнениям и беспорядкам, хотя, кроме кучки смутьянов, рабочие якобы полностью поддерживают правительство...
Не успевает утихнуть гром первой рабочей демонстрации, как на Университетской площади возникает новая многотысячная демонстрация женщин.
– Мы требуем от правительства повернуться лицом к Советскому Союзу – нашему освободителю, – горячо говорят женщины, выступающие на митинге. – Мы требуем справедливо решить продовольственный вопрос. Прислушайтесь к голосу австрийских матерей: мы голодаем...
И снова в Межсоюзной комендатуре внеочередное совещание под председательством генерала Дегера.

Очередь за карточками на продукты, Вена  Представители союзников считают, что не могут стоять в стороне от возникших в городе беспорядков и потворствовать всем необоснованным требованиям «бунтовщиков». Новый английский комендант генерал Гогшау, недавно сменивший генерала Вернея, дословно повторяет слухи, пущенные по Вене, прямо называя коммунистов зачинщиками беспорядков.
Лебеденко решает дать отпор Гогшау.
– Вы, господа, готовы видеть коммунистическую пропаганду в каждом слове и жесте демонстранта. А между тем первопричина недовольства рабочих кроется в неправильном отношении правительства к нуждам народа. Правительство не может игнорировать законные требования трудящихся, попирать права народа. Неблагополучие с продовольственным снабжением говорит о том, что в продовольственных органах происходит явный саботаж. Мы даем продовольствие из того расчета, чтобы оно в первую очередь попало в руки рабочих. Правительство явно нарушает это справедливое условие: продукты, предназначенные для рабочих, передаются перемещенным лицам профашистского толка. Правительство кормит фашистов, а рабочие сидят на голодном пайке. Разве это не политический саботаж? А почему творятся эти беззакония? Потому, что государственный аппарат до сих пор не очищен от нацистских элементов.
Если мы не добьемся от правительства чистки аппарата, мы еще не раз будем свидетелями народного возмущения...
Межсоюзная комендатура не принимает никакого решения. Обстановка обостряется. Все резче, все отчетливее обозначается грань между правительством и рабочими Вены, между нами и союзниками.

Никита Федотович Лебеденко – советский военный деятель, генерал-лейтенант, Герой Советского Союза. В мае 1945 года был назначен на должность военного коменданта Дрездена, а в октябре того же года – на аналогичную должность в Вену.


Г. М. Савенок. Мемуары.
Военная литература

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте