A+ A A-

Последний русский царь венчался в Вене

 Михаил и Наталья Шереметьевская

Собор сербской православной церкви, освященный в 1893 году в честь первого архиепископа и национального героя Сербии святого Саввы (1175–1236), проходя мимо, можно сразу не заметить. Это первая сербская церковь в Австрии и одна из четырех сербских православных церквей в Вене (три другие – это Церковь Успения Пресвятой Богородицы в 16-м районе, Успенская церковь в 17-м районе и Церковь Воскресения Христова во 2-м районе).

Собор расположен в переулке Veithgasse в 3-м районе австрийской столицы. На эту тихую улочку туристы забредают редко. И мало кто знает, что в 1912 году в этой церкви венчались будущий последний русский царь из династии Романовых Михаил и Наталья Шереметьевская.

 

Тайное венчание

Наталья Сергеевна Шереметьевская, также известная как графиня Брасова, княгиня Брасова и светлейшая княгиня Романовская-Брасова, родилась 27 июня 1880 года в Перово, сейчас это район Москвы. Она была дочерью присяжного поверенного Сергея Александровича Шереметьевского и Юлии Вячеславовны Свенцицкой.
В 16 лет Наталья вышла замуж за Сергея Ивановича Мамонтова – аккомпаниатора, племянника Саввы Мамонтова – и родила дочь Тату. Однако вскоре она развелась и выскочила замуж за поручика Владимира Владимировича Вульферта, служившего в полку «синих кирасир», лейб-эскадроном которого командовал великий князь Михаил Александрович. Тогда очаровательной Наталье Сергеевне было двадцать восемь лет, и ее предыдущие браки с пианистом и военным не выдерживали никакого сравнения с перспективой союза с великим князем царствующего дома Романовых.
Михаил не мог не заметить вспыхнувших при первой же их встрече прекрасных глаз Натальи Сергеевны, ее нежного и неотступного внимания, которое она не скрывала при каждом следующем свидании. Это была восхитительная и опытная в чувствах женщина, почти классическая красавица, рожденная покорять и не удовлетворенная жизнью в незавидном качестве жены младшего офицера. Она искренне считала, что к ней «пришла любовь с первого взгляда», пусть и в третий раз.
Поручик Вульферт, чтобы не допустить позорного для чести офицера скандала, был вынужден дать жене развод, и великий князь стал упрашивать брата-царя разрешить ему брак. Николай II категорически отказал – не только из-за низкого происхождения госпожи Вульферт, но и потому, что она была дважды разведена. Если бы серьезно больной царевич Алексей Николаевич умер, Михаил получал реальные шансы занять трон, но в случае женитьбы без согласия царя он терял право взойти на престол.

Михаил Александрович, Сын Александра III 24 июля 1910 года Наталья родила Михаилу сына, который был назван Георгием в честь его брата, умершего великого князя Георгия. Поняв, что царь никогда не даст согласия на их брак, пара стала готовиться к авантюре...
В октябре 1912 года Михаил сообщил семье, что хочет предпринять путешествие по Европе. Наталья отправилась в поездку неделей раньше. Царь заподозрил неладное. Вся русская секретная агентура во Франции, Германии и Австрии сбилась с ног, получив из Петербурга строгий приказ ни под каким видом не упускать из поля зрения некую особу, только что прибывшую в Европу из России, а в случае необходимости – арестовать и препроводить на родину. Агенты день и ночь дежурили у всех русских православных церквей, но влюбленная пара предвидела это и перехитрила всех.
Великий князь Михаил проигнорировал запрет брата и тайно вступил с разведенной госпожой Вульферт в морганатический брак (брак между лицами неравного положения, при котором супруг или супруга более низкого положения не получает в результате него такого же высокого социального статуса. – Прим. ред.). Выбор пал на сербскую православную церковь, чтобы, с одной стороны, брак был бы заключен по православному обряду, но в то же время венценосный брат не мог бы объявить брачный союз недействительным, как он мог бы это сделать в случае с русской православной церковью.
Узнав о случившемся, Николай II писал матери императрице Марии Федоровне: «К несчастью, между мною и им сейчас все кончено, потому что он нарушил свое слово. Сколько раз он сам мне говорил, не я его просил, а он сам давал слово, что на ней не женится. И я ему безгранично верил! Что меня особенно возмущает – это его ссылка на болезнь бедного Алексея, которая его заставила поторопиться с этим безрассудным шагом! Ему дела нет ни до твоего горя, ни до нашего горя, ни до скандала, который это событие произведет в России. И в такое время, когда все говорят о войне, за несколько месяцев до юбилея Дома Романовых! Стыдно становится и тяжело. У меня тоже была первая мысль скрыть это известие, но, прочтя его письмо два-три раза, я понял, что теперь ему нельзя приехать в Россию».
В результате Михаил был уволен со всех должностей и постов, ему было запрещено возвращаться на родину и он жил с женой в Европе. Из-за морганатического брака, в который вступил Михаил Александрович, имения великого князя находились под секвестром. Именной Высочайший указ от 15 декабря 1912 года гласил: «Находя ныне соответственным учредить над личностью, имуществом и делами Великого Князя Михаила Александровича опеку, Мы признали за благо взять на Себя главное руководство означенною опекою, а непосредственное заведывание всеми принадлежащими Великому Князю Михаилу Александровичу движимыми и недвижимыми имуществами, а также капиталами возложить на Главное Управление Уделов».

 

Первая мировая война и возвращение на родину

С началом Первой мировой войны Михаил Александрович обратился к брату с просьбой разрешить ему вернуться на родину и служить в армии. После положительного ответа он возглавил Кавказскую туземную конную дивизию, сформированную 23 августа 1914 года из добровольцев-мусульман, уроженцев Кавказа и Закавказья, которые по российскому законодательству не подлежали призыву на воинскую службу. Был награжден орденом Святого Георгия IV-й степени «за то, что, командуя отрядом в период январских боев за обладание проходами в Карпатах, подвергая свою жизнь явной опасности и будучи под шрапнельным огнем противника, примером личной храбрости и мужества воодушевлял и ободрял войска своего отряда, при чем выдержал с 14 по 25 января натиск превосходящих сил противника, прикрыв весьма важное направление на Ломну – Старое место, а затем, при переходе в наступление, активными действиями содействовал успешному его развитию...».
В особняке Михаила Александровича в Петрограде был развернут госпиталь на сто нижних чинов и двадцать пять офицеров, в его доме в Гатчине – лазарет на тридцать нижних чинов. Обустройством этих больниц, снабжением их всем необходимым, а также поиском и наймом медицинского персонала занималась супруга великого князя Наталья Шереметьевская. На средства Михаила Александровича был сформирован «санитарный поезд № 157», который действовал с 21 ноября 1914 года. В кратком отчете о деятельности этого поезда, датированном 1 августа 1916 года, сказано: «…Рейсов – 84. Перевезено: офицеров – 662, нижних чинов – 35 709. Сделано верст поездом – 57 119. Сделано перевязок – 10 000». Открытие подобных госпиталей и формирование санитарных поездов в то время входило в обязанности представителей высшего света Российской империи, и семья Михаила Александровича ни в чем не отставала в этом деле от царской семьи.
В 1915 году Наталья Шереметьевская и их с Михаилом Александровичем сын Георгий получили от императора титулы графов Брасовых; Николай II признал Георгия племянником, но тот по-прежнему не имел прав на трон.

русский царь из династии Романовых

К концу 1916 года у Михаила Александровича обострилась застарелая язва желудка, но он продолжал оставаться в строю. В это время ряд великих князей встали в оппозицию к царствующему монарху. Их демарши вошли в историю как «великокняжеская фронда» – по аналогии с фрондой принцев во Франции XVII века. Общим требованием великих князей стало отстранение от управления страной Григория Распутина и «царицы-немки» и введение «ответственного министерства». Михаил Александрович не подписал коллективное письмо ряда членов императорской фамилии, протестовавших против «сурового решения относительно судьбы Дмитрия Павловича», участвовавшего в заговоре с целью убийства Григория Распутина в ночь на 17 декабря 1916 года.
«Фронда» была пресечена царем, который к 22 января 1917 года под разными предлогами выслал из столицы великих князей Николая Михайловича, Дмитрия Павловича, Андрея и Кирилла Владимировичей. Позднее, во время Февральской революции, стремясь сохранить монархию, великие князья Михаил Александрович, Кирилл Владимирович и Павел Александрович 1 марта 1917 года подписали проект манифеста «О полной конституции русскому народу» («великокняжеский манифест»). Отречения царя этот проект не предусматривал.
Михаил Александрович не участвовал в интригах и заговорах против царствующего брата. В этот период он был близок к Николаю II, чем пытались воспользоваться военачальники и многие политические деятели. Имя Михаила Александровича все чаще упоминалось в различных политических комбинациях, составляемых в придворных и политических кругах Петрограда, причем сам великий князь не принимал в этом участие. Ряд современников указывали на роль его супруги, которая стала центром «салона Брасовой», проповедовавшего либерализм и выдвигавшего Михаила Александровича на роль главы царствующего дома.


Февральская революция

Утром 27 февраля 1917 года великого князя по телефону вызвал в Петроград председатель Государственной думы М. В. Родзянко. Прибыв в город, Михаил Александрович встретился в Мариинском дворце с представителями образованного к тому моменту Временного комитета Государственной думы во главе с ее председателем. Они начали убеждать великого князя, ввиду серьезности момента и дабы пресечь надвигающуюся анархию, принять на себя диктаторские полномочия, отправить правительство в отставку, передать власть Государственной думе и просить царя о назначении ответственного министерства. Михаил Александрович встретился с председателем Совета министров князем Голицыным, который фактически подтвердил, что правительство не контролирует ситуацию, а сам он уже подал прошение об отставке. Другими словами, как писал историк В. М. Хрусталев, думские лидеры уговаривали великого князя фактически узаконить государственный переворот. Михаил Александрович такого предложения не принял.
В конце концов около девяти часов вечера великого князя удалось убедить принять на себя всю полноту власти в случае, если это окажется «совершенно неизбежным». На этом переговоры завершились, и Михаил Александрович отправился в военное министерство для разговора с Николаем II. Примерно в половине одиннадцатого ночи великий князь связался по прямому проводу со Ставкой и попросил передать императору его твердое убеждение, согласованное с председателем правительства князем Голицыным, о необходимости немедленной смены правительства и назначении новым главой Совета министров князя Львова. Узнав, что Николай II намерен покинуть Ставку, Михаил Александрович заметил, что с отъездом желательно было бы повременить. Начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал М. В. Алексеев доложил о звонке императору, но тот ответил, что ввиду чрезвычайных обстоятельств отменить свой отъезд не может, а вопрос о смене правительства придется отложить до его прибытия в Царское Село.

Брак Михаила и Натальи ШереметьевскойБезуспешно попытавшись уехать в Гатчину (дороги из Петрограда уже были заблокированы), Михаил Александрович около трех часов ночи приехал переночевать в Зимний дворец. Там он нашел остатки верных правительству войск Петроградского гарнизона, перешедшие туда из Адмиралтейства. Прибытие великого князя произвело ободряющее действие на солдат и офицеров, которые решили, что тот «желает разделить с ними опасность». Михаил Александрович провел совещание со старшими начальниками, в том числе с управляющим зимней резиденцией императора В. А. Комаровым, который настаивал на удалении солдат из дворца, чтобы не подвергать его опасности возможного боя с восставшими. В результате великий князь отказался возглавить отряд верных правительству войск и приказал им очистить Зимний дворец и вернуться в Адмиралтейство.
Этот эпизод был расценен рядом современников и последующих исследователей тех событий как иллюстрация нерешительности Михаила Александровича и доказательство того, что он не был в состоянии возглавить контрреволюционное движение и не имел способностей к государственному управлению вообще.
Около 6 часов утра 28 февраля 1917 года великий князь покинул Зимний дворец и направился на квартиру князя М. С. Путятина на улице Миллионной, 12, где тайно провел последующие пять дней, поддерживая тесную связь с М. В. Родзянко.

 

Отречение Николая II

1 марта 1917 года Временный комитет Государственной думы направил на квартиру князей Путятиных караул для охраны Михаила Александровича. В тот же день великий князь Павел Александрович под влиянием М. В. Родзянко начал готовить проект манифеста о даровании России ответственного министерства («великокняжеский манифест»). По замыслу составителей, документ не предусматривал отречения Николая II, который должен был передать всю полноту власти Государственной думе.
Когда Михаилу для подписи доставили подготовленный проект, названный манифестом «О полной конституции русскому народу», он уже был подписан великими князьями Павлом Александровичем и Кириллом Владимировичем.
2 марта Николай II под давлением командующих фронтами и своего окружения принял решение отречься от престола в пользу своего наследника, цесаревича Алексея, при регентстве великого князя Михаила Александровича. В течение дня царь принял решение отречься также и за наследника.
Манифест об отречении заканчивался словами: «…в согласии с Государственной Думой признали Мы за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с Себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым Сыном Нашим, Мы передаем наследие Наше Брату Нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского…».
Из телеграммы Николая II:
3 марта 1917 г.
Петроград.
Его Императорскому Величеству Михаилу Второму. События последних дней вынудили меня решиться бесповоротно на этот крайний шаг. Прости меня, если огорчил тебя и что не успел предупредить. Остаюсь навсегда верным и преданным братом. Горячо молю Бога помочь тебе и твоей Родине.
Ники.

 

Отречение Михаила Александровича

Кандидатура Михаила Александровича на российский престол при установлении строя конституционной монархии многим современникам казалась единственным вариантом эволюционного развития России. На рассвете 3 марта 1917 года многие воинские части в действующей армии начали присягать на верность императору Михаилу II.
Тот, однако, не рискнул вступить на престол, так как не располагал настоящей властью. Конец его колебаниям положили переговоры с представителями Госдумы во главе с М. В. Родзянко, которые прямо заявили, что в случае принятия им престола в столице разразится новое восстание и Дума не сможет гарантировать ему безопасность.
3 марта в ответ на манифест отречения Николая II был составлен манифест Михаила (опубликован 4 (17) марта). В нем Михаил Александрович попросил всех граждан России подчиниться Временному правительству и объявил, что примет верховную власть только в случае, если народ выразит на то свою волю посредством всенародного голосования на выборах представителей в Учредительное собрание, которое должно было решить вопрос об «образе правления» государством. То есть возвращение монархии (в конституционной ее форме) не исключалось.
По мнению ряда историков и биографов Михаила Александровича, последний с момента подписания манифеста об отречении Николая II и до подписания собственного манифеста (менее суток) де-юре являлся Императором Всероссийским – Михаилом II.
Именно манифест Михаила Александровича и де-факто, и де-юре прервал законную цепочку престолонаследия и прекратил монархическую форму правления в России.
Князь С. Е. Трубецкой вспоминал о том, какое удручающее впечатление на действующую армию произвело решение Михаила: «Отречение Государя Императора наша армия пережила сравнительно спокойно, но отречение Михаила Александровича, отказ от монархического принципа вообще произвели на нее ошеломляющее впечатление: основной стержень был вынут из русской государственной жизни. С этого времени на пути революции уже не было серьезных преград. Не за что было зацепиться элементам порядка и традиции. Все переходило в состояние бесформенности и разложения. Россия погружалась в засасывающее болото грязной и кровавой революции».


Между двумя революциями

На следующий день после отказа от верховной власти Михаил Александрович вернулся из Петрограда в Гатчину и погрузился в обычные провинциальные будни, не принимая участия в политической жизни страны. Однако новые власти не забывали о его существовании. Уже 5 марта 1917 года исполнительный комитет Петросовета постановил арестовать царскую семью. В этом же постановлении упоминался и Михаил Александрович: «По отношению к Михаилу произвести фактический арест, но формально объявить его лишь подвергнутым фактическому надзору революционной армии».
Великий князь предпринимал попытки получить разрешение на эмиграцию в Великобританию, но и Временное правительство, и Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов, как и английские официальные лица, не желали этого. По данным австрийской исследовательницы Элизабет Хереш, 5 апреля 1917 года в Министерство иностранных дел Великобритании поступило письмо из посольства Великобритании в России с информацией о том, что великие князья Георгий Михайлович и Михаил Александрович просят предоставить им политическое убежище в Великобритании. Форин-офис дал на это письмо отрицательный ответ, сославшись на ожидаемые негативные последствия для английского монарха от удовлетворения этого ходатайства.
По воспоминаниям П. А. Половцова, в бытность его главнокомандующим войсками Петроградского военного округа, он по просьбе Михаила Александровича выдал последнему разрешение на проезд в Финляндию. Подобные разрешения рассматривались как возможность беспрепятственно покинуть «Россию революционной демократии», однако великий князь по какой-то причине ей не воспользовался.
После июльских событий репрессии Временного правительства обрушились не только на зачинщиков и участников беспорядков, но и на не причастную к ним «монархическую контрреволюцию». Все Романовы, в том числе Михаил Александрович, 20 июля 1917 года были лишены избирательных прав.


Арест, гибель и слухи

После корниловского выступления Михаил Александрович был помещен под домашний арест, который отменили 13 сентября 1917 года. Временное правительство разрешило великому князю выехать в Крым, но он решил остаться в Гатчине. Пришедшие к власти большевики позволили Михаилу Александровичу проживать там вплоть до марта 1918 года.
7 марта 1918-го великий князь и лица его окружения были арестованы по постановлению Гатчинского совета в связи с тревожной обстановкой и возможным наступлением немцев на Петроград. Арестованных доставили в Комитет революционной обороны Петрограда, штаб которого возглавлял М. С. Урицкий. 9 марта на заседании Малого Совнаркома было рассмотрено предложение об отправке Михаила Александровича и других арестованных в Пермскую губернию. В результате было вынесено решение, подписанное В. И. Лениным: «…бывшего великого князя Михаила Александровича… выслать в Пермскую губернию вплоть до особого распоряжения».
Наталью Сергеевну супруг уговорил остаться в Гатчине. Она пыталась добиться возвращения Михаила, ездила для этого в Москву, даже встречалась с Лениным, но безуспешно.
В марте 1918 года ей удалось отправить сына в Данию. Когда маленького Георгия согласилась принять семья датского монарха, датское посольство в Петрограде предоставило убежище ему и англичанке-гувернантке, служившей в доме Михаила Александровича. С помощью фальшивых документов гувернантка (в качестве жены датского подданного) вместе с «сыном» смогла выехать за границу.
В конце мая 1918-го советское правительство национализировало имение великого князя Брасово вместе со всем находящимся в нем имуществом. Всего было вывезено два вагона с ценностями, принадлежавшими Михаилу Александровичу: антиквариатом, скульптурами, картинами, золотой и серебряной посудой и иными предметами декоративно-прикладного искусства.
Поначалу «свобода передвижения» пленников в пределах Перми не была ограничена, но позднее за Михаилом Романовым был установлен надзор Пермской ЧК.
В апреле 1918 года Наталья выехала к мужу в Пермь. Вернувшись в Петроград в июне того же года, она тут же стала собираться во вторую поездку к Михаилу, но уже буквально перед отправкой получила из Перми телеграмму об его «исчезновении».
В ночь с 12 на 13 июня великий князь был похищен и убит группой сотрудников местной ЧК и милиции, что послужило своего рода сигналом к началу убийств представителей семьи Романовых, остававшихся в России.
При встрече с М. С. Урицким Наталья обвинила его в убийстве «родного Миши», и ее поместили в тюрьму. Через несколько месяцев графиня симулировала сильную простуду, благодаря чему ее перевели в тюремную больницу, откуда она бежала с помощью дочери.
Переодевшись медсестрой Красного Креста, по фальшивому паспорту она достигла Киева, находившегося под германской оккупацией. Затем через Одессу выехала из России в Европу.
Она жила в Париже, продавая те драгоценности, которые смогла вывезти с собой из Советской России; под конец жизни уже в большой бедности, без денег. Сын Георгий погиб в возрасте 20 лет в автомобильной аварии 21 июля 1931 года в 150 км от Парижа.
В 1928-м самопровозглашенный Император Всероссийский великий князь Кирилл Владимирович пожаловал ей титул княгини Брасовой, а 28 июля 1935 года – светлейшей княгини Романовской-Брасовой.
Наталья умерла от рака в городской больнице Laennec в Париже 26 января 1952 года в полной нищете и одиночестве и была похоронена на парижском кладбище Пасси рядом со своим сыном.
1 ноября 1981 года Михаил Александрович был канонизирован Русской православной церковью за границей в сонме Новомучеников российских.
В 2009 году лица его окружения были реабилитированы решением Генеральной прокуратуры РФ.
24 августа 2016 года в Орле, на улице Московская, д. 29, у сохранившегося здания штаба 17-го Черниговского гусарского полка, коим почетный гражданин города Орла (указ Николая II от 20 декабря 1909 г.) Михаил Романов командовал с 1909 по 1911 год, был открыт его бюст, а на доме в Перми, где в 1918 году жил великий князь, установлена памятная доска.
Отсутствие официальных подтверждений о казни (в отличие от убийства брата), а также то, что поиски останков не дали результатов, породили слухи об иной, не столь трагичной, судьбе Михаила.


Алекс Рыков
При написании материала были использованы статьи
из Википедии и других открытых источников
Фото: Википедия

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте