A+ A A-

Ганноверские предки английской королевы. ЧАСТЬ V. Окончание. Начало в №№7–10/2017

Софи Доротея, история

история, Альденский замок

Исчезновение графа Кёнигсмарка несколько месяцев занимало дипломатические круги Европы, ведь он был довольно известной персоной. Монархи и правящие герцоги многих стран прислали в Ганновер своих людей выяснять детали. С той же целью в город прибыли сестры Кёнигсмарка – Аврора и Амалия, но им дали понять, что их присутствие в Ганновере нежелательно.

Женщины поспешили в Дрезден к курфюрсту Августу с просьбой помочь разоблачить «этих убийц». Август (чьей любовницей вскоре стала Аврора) прислал в Ганновер своих агентов, которые несколько недель рыскали в поисках информации. Аврора была уверена, что «он пал жертвой ненависти этой ужасной Платен».
Людовик XIV попросил свою невестку герцогиню Орлеанскую сообщить ему о закулисных деталях скандала.
Английский посол рапортовал в Лондон: «Яд и кинжал здесь – обычное дело, как в Италии».
После этого скандала единственным желанием Софи Доротеи было навсегда уехать из Ганновера и вернуться к родителям в Целле. Но ее отец, некогда души не чаявший в своей единственной дочери, заявил, что больше не желает видеть Софи Доротею, опозорившую его. И «до выяснения дальнейших обстоятельств» решил разместить ее в замке местечка Альден, что в 30 км от Целле.
А тем временем начался бракоразводный процесс, завершившийся в декабре 1694 года. Отныне Софи Доротее запрещалось покидать замок Альден, видеть своих детей, вновь сочетаться браком, принимать посетителей, а ее почта подвергалась цензуре. Ее лишили титулов, она имела право называться только принцесса Альденская. Годовое содержание Софи Доротеи в 800 фунтов оплачивали пополам отец и бывший свекр.
Виконт Бокер писал: «Виновата была Софи Доротея или нет, не имеет значения. Им (ганноверцам) от нее ничего больше не было надо. Они взяли всё, что только возможно. Она родила им двух здоровых детей, обеспечила им престолонаследие, а они прибрали к рукам ее деньги, лишили наследства. Больше взять от нее было нечего».
Многие считали, что этот «развод» и суровый приговор юридически недействительны, и что стоит Софи Доротее оспорить развод у императора в Вене, ее ситуация может измениться. Но у узницы не нашлось возможности обратиться к императору. У нее не было друзей, влияния, связей, а все ее письма строго проверяли.
В замке Альден ей отвели два помещения с простым дощатым полом и двумя окнами в каждом. Столовую она делила с офицерами охраны и придворными дамами. По воскресеньям охрана сопровождала ее, с вуалью на лице, на службу в деревенскую церковь. Через год Софи Доротее было позволено совершать ежедневный получасовой променад в саду замка. Несколько лет спустя ей даже разрешили прогулки в экипаже вокруг замка по строго утвержденному двухкилометровому маршруту. Экипажем она управляла сама и носилась бесконечное число раз туда-сюда словно безумная так, что сидящая рядом придворная дама умирала со страху. Разумеется, ее всегда сопровождала охрана верхом на лошадях. Наверное, это было странное зрелище – красавица-принцесса, наряженная по последней парижской моде с диадемой в развевающихся на ветру волосах, с вожжами и кнутом в руках мчится по дороге в Богом забытой глуши.
Большую часть времени она сидела у окна гостиной и часами смотрела в окно. Когда первая боль прошла, принцесса занялась устройством школы в деревне и заботой о бедных. На Рождество она приглашала деревенских детей и раздавала им подарки. Иногда ей наносили визит представители местной власти и духовенства. Всё в присутствии охраны.
Ее сторожили 40 солдат, которые были проинструктированы на все случаи жизни. Штат прислуги принцессы состоял из двух придворных дам, двух офицеров, двух камеристок, двух пажей, трех поваров, пекаря, домашнего гофмейстера и еще 12 женщин. Все до одного – верные люди ганноверского двора, доносящие каждое слово узницы «куда надо».
Всеми силами старались предотвратить, чтобы ни одна нежелательная весточка от принцессы не проникла за пределы стен замка. Ганноверский двор с напряжением следил за тем, что говорят при европейских дворах о «деле Кёнигсмарка».
Лишь через четыре года заточения путем огромных усилий Элеонора добилась права посещать дочь. Мать была единственной ниточкой, связывающей Софи Доротею с внешним миром. Она посещала дочь часто, ей даже выделили отдельную комнату в Альдене. Элеонора до своего последнего вздоха не переставала бороться за ее освобождение. Переступив через свою гордость, она обратилась за помощью даже к Людовику XIV, который некогда прогнал ее гугенотскую семью из Франции. Тот обещал посодействовать, но с единственным условием: переходом в католичество. Такую жертву Элеонора принести не могла.
Отец Георг Вильгельм под влиянием жены помирился с дочерью лишь незадолго до своей смерти и посетил ее в Альдене на 12-м году заточения.
Курфюрст Эрнст Август умер в 1698 году, его фаворитка Клара фон Платен последовала за ним через два года.
Теперь курфюрстом Ганновера стал бывший муж Софи Доротеи – Георг Людвиг. Больше он не женился. Он то и дело имел связи с разными женщинами, но Мелюзина, родившая ему трех дочерей, оставалась его главной пассией.
Ради шанса встречи с детьми узница применила тактику покорности и смирения. В своем письме-соболезновании по поводу смерти свекра она «слезно и на коленях» умоляла мужа простить все ее ошибки и позволить видеть детей. Овдовевшей свекрови она написала: «У меня нет большего желания, как припасть к руке Вашего Высочества...». Но ее слезные ходатайства игнорировались. И вообще о Софи Доротее в семье не говорили, словно она была мертва. Своих детей принцесса больше никогда не видела. Их воспитание взяла на себя их бабушка – курфюрстина Софи. Часто Георг Август гостил у других дедушки и бабушки в Целле. Георг Вильгельм любил внука, так напоминавшего ему своим веселым нравом дочь в юности, часто выезжал с ним на охоту. Рассказывают, что однажды 16-летний юноша во время охоты сбежал от деда и направился в сторону Альдена в надежде увидеть мать. Но его остановили и вернули.
Детям разрешено было лишь изредка обмениваться письмами с матерью. Так, из этих писем принцесса узнала, что ее дочь в 1706 году вышла замуж за наследника прусского престола, а сын женился на Каролине Бранденбург-Ансбахской.
Интересна судьба придворной дамы Софи Доротеи – графини Кнезебек. За «пособничество» ее тоже приговорили к пожизненному заточению. После пяти лет безуспешных попыток добиться освобождения ее семья пошла на отчаянный шаг. Они заплатили человеку, который согласился устроить побег узнице. Под видом кровельщика он нанялся в замок чинить крышу. С его помощью через проделанную дыру в крыше графине удалось бежать – по веревкам, как в приключенческом фильме! Она пробовала помочь своей госпоже – ездила в Вену к императору, но преждевременная смерть прервала ее планы.
В 1701 году произошло знаменательное для всего ганноверского дома событие. Парламентом Англии был принят Act of Settlement – законодательный акт, лишивший католическую линию Стюартов прав на престол в пользу протестантки Софи Ганноверской и ее потомков. Лорд Макклсфилд явился из Лондона в Ганновер и передал Софи лично в руки экземпляр документа. 71-летняя Софи, которая была крепка здоровьем и правила железной рукой вместе со своим сыном, поставила своей целью пережить болезненную королеву Анну, которой на тот момент было 36 лет и от которой уже никто не ждал потомства после смерти в раннем возрасте всех ее 17 детей.
И у нее были все шансы сделать это! Софи обладала железным здоровьем, держала осанку молодой женщины, читала без очков, имела во рту все зубы. В душе она всегда была англичанкой, как и ее мать Элизабет Стюарт. Из пяти языков, которыми она владела, Софи предпочитала английский. Читала больше на нем, держала при дворе английский персонал. В своих вкусах, предпочтениях и юморе она была «very very British».
1705 год был омрачен для курфюстины Софи смертью ее единственной дочери Софи Шарлотты, прусской королевы, которая приехала из Берлина навестить мать. Она умерла в возрасте 36 лет от скоротечной ангины. Тело женщины было забальзамировано, отправлено в Берлин и торжественно захоронено в склепе династии Гогенцоллернов.
Английская королева Анна терпеть не могла ганноверцев и предпочла бы видеть в качестве наследников престола католических Стюартов, своих родственников. И когда в 1714 году Софи с сыном попросили позволения у Анны участвовать в заседании английского парламента, она написала в Ганновер гневное письмо и запретила им даже ступать на английскую землю пока она жива. Это письмо настолько возмутило 84-летнюю Софи, что, переволновавшись, она умерла во время прогулки в своем любимом саду в Херренхаузене.
А через семь недель умерла и королева Анна. Всего семь недель Софи не дожила до заветной короны Англии!
Георг Людвиг, новоиспеченный король Англии Георг I, отправился в Лондон с большой свитой, в которой была и Мелюзина. Подданные сразу невзлюбили его. Он был груб и жесток, не разбирался в английской конституции и почти не владел английским. Он не любил Англию и постоянно ездил в свой Ганновер. Кроме того, по Лондону ходили слухи, что новый король много лет держит взаперти свою супругу за ее роман со шведским графом, не дает видеться с собственными детьми. И ни от кого не скрылся факт, что король и принц Уэльский люто ненавидели друг друга. Фаворитку короля Мелюзину, необыкновенно высокую и до болезненности худую особу, на улицах всякий раз встречали свистом, презрительными возгласами «Buuuh» и окрестили в народе Жердью.
Официально существование Софи Доротеи замалчивалось как в Англии, так и в Ганновере.(Софи Доротея многими историками считается де юре королевой Англии, а ее имя часто стоит в списке имен английских королев-консортов, ее биография входит во многие сборники биографий других английских королев). То есть с этим разводом не все было «чисто». Недаром бывший муж тоже больше не женился.
В 1705 году, простудившись на охоте, умер Георг Вильгельм, и его герцогство без особых бюрократических проволочек отошло ганноверскому курфюршеству. Элеонора с дочерью унаследовали его большое частное состояние и стали одними из самых богатых женщин своего времени. Правда, на что могла потратить деньги Софи Доротея в своем заточении? После смерти мужа Элеонора переехала в Люнебург, чтобы быть поближе к дочери. С годами она почти полностью ослепла, с трудом передвигалась, но до самого конца жизни посещала Софи Доротею в Альдене.
Элеонора д'Ольбрёз умерла на 85-м году жизни в 1722 году. Еще при жизни ей по закону о реституции вернули французские владения, и наследницей громадного состояния теперь стала заключенная принцесса. Следуя просьбе покойной матери, Софи Доротея финансово поддерживала французских гугенотов в Нидерландах и Германии, отстроила заново сгоревшую церковь в Альдене, жертвовала на благотворительные цели в округе.
После смерти матери оборвалась последняя ниточка, связывающая 56-летнюю принцессу с внешним миром. Единственным утешением в жизни для нее стала еда. Софи Доротея сильно поправилась. Умерла она осенью 1726 года, на 61 году жизни, из которых 33 года провела в заточении. Причиной смерти по результатам вскрытия были «печеночная недостаточность» и «закупорка желчных путей». Поскольку не поступило никаких распоряжений по захоронению тела принцессы, свинцовый гроб поставили в подвале замка. И лишь через два месяца из Лондона пришло указание похоронить ее в семейном склепе в Целле рядом с родителями.
Георг I пережил (бывшую) жену всего на девять месяцев. Он умер по пути из Лондона в Ганновер. Существует версия, по которой ему в карету подбросили предсмертное письмо Софи Доротеи. В нем она проклинала его и предрекала, что не пройдет и года после ее собственной смерти, как он предстанет перед небесным судом и ответит перед Всевышним за все свои преступления. Он умер якобы от шока, прочитав это письмо.
О его сыне, короле Георге II, английский писатель Хорас Уолпол писал: «Второй Георг любил свою мать настолько, насколько он ненавидел отца. Если бы мать пережила отца, то он бы обязательно привез ее в Англию и объявил бы королевой-матерью». А леди Суффолк говорила, что видела в гардеробной Георга II два портрета его матери.
В завершение хочу упомянуть интересный факт. У всем нам известной королевы Виктории из 126 предков в 6 поколениях все были немцами, кроме Элеоноры д'Ольбрёз. Я проверила – это так. А, может, и еще глубже все тоже – немцы.

Наталья Скубилова
Фото подобраны автором

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте