Женские профессии

прачки, история

прачки, женские профессии

О женских профессиях, истории канализации и водоснабжения в Вене, а также о том, как стирали белье для императорского двора.

Стирали в большинстве семей обычно раз в месяц. Это означало необходимость приобретать много запасного белья, что для аристократов и состоятельных мещан не было проблемой. Зажиточные крестьяне также имели достаточно комплектов на смену (разница была лишь в цене и качестве).

В приданом невесты «из хорошей семьи» насчитывалось не менее двух дюжин запасного белья. Разумеется, мало кому приходило в голову каждый день его менять, но иметь под рукой все равно было необходимо. Бедные слои населения покупали меньше белья и реже его меняли. Иногда совершали «промежуточную» стирку – наскоро замывали пятна в умывальнике, тазике или реке, что не отменяло большой стирки с кипячением один раз в месяц.

По сохранившимся письменным свидетельствам в больших крестьянских хозяйствах XVII–XVIII веков большая стирка проводилась три–шесть раз в год. Можно только гадать, какова была степень загрязнения и какие запахи ударяли в нос прачки, когда она сортировала грязное белье целой крестьянской семьи и их батраков. Ведь ежедневный душ в те времена был немыслим. Мылись по частям или в бадье, а признаком чистоты было не отсутствие запаха тела, а белизна рубашки. Резиновых перчаток не существовало – руки прачки разъедала щелочь. Клопов и вшей, таящихся в швах белья, приходилось ошпаривать кипятком. Прачка должна была иметь не только крепкие выносливые руки, но и умение сохранять внешнюю невозмутимость, иметь грубое чувство юмора и «крепкий желудок» (чтобы не стошнило от запахов).

БОЛЬШАЯ СТИРКА В СЕМЬЕ

В венских пролетарских семьях XIX века большую стирку проводили раз в месяц. К этому привлекали всех членов семьи. Каждый получал задание – от стариков до малышей, которые подавали прищепки. Стиркой руководила хозяйка, в этот день даже в самых патриархальных семьях непререкаемым авторитетом была женщина. Дети постарше носили воду и дрова, мужчины растапливали котел, натягивали веревки и таскали мокрое белье. Женщины и девочки занимались непосредственно стиркой. Если в одной семье было недостаточно рабочих рук, то звали соседей под девизом «Ты поможешь мне, а я – тебе».

СТИРКА ДЛЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ДВОРА (Вена)

В доме по адресу Säulengasse 10 в девятом районе располагалась придворная прачечная, в которой семья Раннер стирала белье для двора.

В конце XIX века она переехала в Пратер, где была оборудована «паровая» придворная прачечная.Обычно прачечные располагались вне дворцов, чтобы не раздражать тонкое обоняние «высочайших особ» своими запахами. Выстиранное и отглаженное белье везли затем ко двору.

ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ПРАЧЕЧНЫЕ САМООБСЛУЖИВАНИЯ

В 20-х годах прошлого века в эпоху «красной Вены» в городе началось грандиозное строительство муниципального жилья, пришедшее на смену доходным домам с их плохими жилищными условиями. В каждом здании архитекторы задумали центральные прачечные самообслуживания для всех жильцов. В них были установлены большие котлы с газовым или масляным отоплением, большие стиральные машины, центрифуги, гладильные доски с паровыми утюгами. Водопровод и канализация, разумеется, были уже давно. Центральный котел и все оборудование обслуживались специальным «машинным» мастером.

Все было тщательно продумано и хорошо организовано. Несмотря на технические новшества, значительно облегчающие работу женщин, были и недостатки... Каждая семья имела право только на один бесплатный «постирочный» день в месяц, за который надо было успеть перестирать, высушить и перегладить гору белья. Право на второй день в месяц «продавалось». Вторым недостатком было то, что мужчинам и детям до 14 лет вход в прачечную был запрещен. Детям – по соображениям техники безопасности, а мужчинам – по моральным причинам, ведь из-за высоких температур женщины в прачечной часто были полураздетыми. Лишь мастер, топивший котлы, имел право лицезреть красные вспотевшие лица женщин, голые руки и видневшуюся из-под нижней рубашки грудь. Мужьям разрешалось только донести белье до дверей прачечной. Это ярко отражает мораль тогдашнего общества, в котором доминировали мужчины: хозяйство и стирка является чисто женским делом. Даже социал-демократы того времени считали, что роль мужчины – быть главой семьи и заботиться о ее финансовом положении, а за порядком в доме должна следить женщина. Факт, что на женщину ложится тройное бремя (работа/хозяйство/семья), они, видимо, всерьез не воспринимали.

Стирка для мужчины была постыдным занятием. Если вдовец не имел средств на прачку, он стирал по ночам, чтобы никто не видел его «позора».

В целом условия жизни семей в муниципальных домах были намного лучше. В сравнении с доходными домами их можно было назвать роскошными! Каждая квартира, хотя и была маленькой, имела две-три комнаты, кухню и туалет. Отдельных ванных сначала не было, зато были водопровод и канализация, а в старых доходных домах устанавливалась одна «бассена» и один–два туалета на этаж. Во дворах муниципальных домов были цветочные клумбы, скамейки и детские площадки. Везде царил порядок. В дни стирки он нарушался: повсюду висело белье и стояли корзины с бельем.

Общественная прачечная самообслуживания тех лет выглядела, например, так: в одном большом помещении стояли 22 каменные ванны для белья, к каждой были подведены краны с холодной и горячей водой. Они делались довольно высокими, чтобы женщины не забрызгивали себя водой. В ваннах стирали темную одежду, а в шести больших стиральных машинах при высоких температурах – это уже было огромным облегчением  –  светлую. Мыльную стружку приносили с собой. Пока грохочущие машины отмывали белое белье, женщины выколачивали, чистили щетками и полоскали темные вещи, затем отжимали их в шести больших центрифугах. Сушили белье в каморках, где циркулировал  теплый воздух.

И хотя семьи стирали по записи, у машин и центрифуг часто собирались очереди и начинались перепалки, кто за кем.

Проблемой для хозяек было то, что им не разрешалось брать с собой в прачечную маленьких детей. Поэтому за ними должны были присматривать старшие дети. Разделы объявлений в газетах того времени свидетельствуют о том, что работающие жены из трудящихся семей иногда нанимали профессиональных прачек, чтобы избавиться от этого стресса.

СТИРКА В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ

В военное время даже в состоятельных семьях часто приходилось стирать белье самим. Мужчины уходили на фронт, женщины занимали их места и становились фабричными рабочими, водителями трамваев, почтальонами. Было все сложнее найти прачку, которая согласилась бы, как раньше, за гроши постирать белье. А во время Второй мировой нацистская пропаганда любую нужду умело возводила в героический культ. В 1941 году в пособии по домоводству было написано: «Стирать белье самой? Да! Сегодняшняя хозяйка умеет готовить, шить, но не стирать. Она даже не видела, как это делается, ведь этим всегда занималась прачка в прачечной. А хозяйка находилась в квартире и занималась семьей. Но теперь пришло время это изменить!» И чтобы убедить женщин, как это здорово – стирать самим, даже придумали рифмованный лозунг:

«Neue Zeit ruft aus der Asche

Alte Ahnentugend –

Darum wasche!».

«Новое время возрождает из пепла веков старый обычай предков – стирку».

Хотя в 40-е годы совсем необязательно было вспоминать способы стирки далеких предков. Стиральные машины уже существовали. В 1691 году в Америке был запатентован первый механизм для стирки – далекий предок стиральной машины. Правда, в этом патенте под номером 271 не объясняется принцип действия.

Во второй половине XIX века в некоторых домах стояли «механические стиральные доски», которые, облегчали работу прачки, но белье не щадили.

Изобретатели не останавливались на достигнутом и продолжали эксперименты, так как знали, что функционирующая стиральная машина станет настоящим хитом продаж во всем мире. Ходят байки, будто стиральные машины создали заботливые мужья. Вранье! У мужей-изобретателей жены не стирали сами! А мотивацией был исключительно финансовый интерес.

Кратко о развитии стиральных машин.

Первая электрическая машина фирмы Miele серийного производства была выпущена в 1913 году.

Со временем стиральные машины становились все совершеннее. Затем, в 1928 году, появились «турбомашина» марки Siemens (электро) и стиральная машина Miele, работающая по принципу качелей (электро). Спустя четыре года Siemens выпустил «крафтовую» стиральную машину.По статистике в 1938 году всего один-два процента немецких/австрийских семей имели стиральную машину. В то время как в США она была у около 50%. Объясняется это тем, что продажа в рассрочку появилась в Германии в конце 50-х годов, а в США еще до войны.

После войны в достатке был лишь вышеупомянутый пепел (тут нацисты как в воду глядели). Горячая вода была роскошью, стиральные средства – дефицитом. Даже хозяйственное мыло можно было достать только на черном рынке. Женщинам пришлось вернуться к старому средству, которым пользовались еще их бабушки, – щелок из золы. И если воду для стирки нагревали, то ее не выливали после, а использовали до конца – мыли полы или купали ребятишек.

ЧУДО ЭКОНОМИКИ – СТИРАЛЬНЫЕ МАШИНЫ

Первым бытовым прибором в семьях после Второй мировой войны стали стиральные машины – неслыханный технический прогресс! Ее покупка для женщин была куда важнее приобретения холодильника, телевизора или пылесоса. Стиральная машина намного облегчала быт хозяйки. «Я наскребла последние деньги и купила стиральную машину. Я была одной из первых в нашем доме, кто ее приобрел, потому что стирка для меня всегда была сплошным ужасом», – вспоминала одна хозяйка. Теперь можно было стирать хоть каждый день.

Малоимущие ходили с бельем в так называемые «американские стиральные салоны», которые появились в больших городах Австрии в 50-е годы. Там стояли большие стиральные машины, в которые нужно было бросать монетки. Одна закладка (семь килограммов сухого белья) стоила семь шиллингов. Для ориентировки –  килограмм хлеба в 1952 году стоил около шиллинга. С 1951 года все муниципальные дома были оснащены прачечными самообслуживания, включая центрифуги и гладильные станции.

Производство так называемых «настоящих» стиральных средств было снова налажено в конце 40-х годов. Это были марки, известные еще до войны – Persil, Henko. На улицах появились рекламные плакаты, изображающие улыбающихся счастливых домохозяек или девушек в белоснежных платьях.

Стирка перестала быть изнуряющей работой и психологическим испытанием. Люди привыкли бросать белье в стиральную машину после одного дня носки. По данным 1997 года, в Австрии ежегодно продается 50 тыс. тонн стиральных средств, а каждый австриец «производит» в неделю четыре-пять килограммов грязного белья. Их прабабушки сильно удивились бы такому расточительству.

Прачкам даже памятники поставлены. Например, в Ремихе и Падерборне. Наверняка есть где-то еще.

Наталья Скубилова

Фото подобраны автором

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте