Нежданные гости

история австрии, советская комендатура в столице Австрии

 история австрии, советская комендатура в столице Австрии

 Для маленьких венцев.

 О многообразной работе советской комендатуры в столице Австрии после окончания великой отечественной войны.

 

  По-прежнему идет хлопотливая, напряженная жизнь в комендатуре.

Такая же вереница дел, забот, встреч. Такой же непрекращающийся поток посетителей. Но всплывают подчас вопросы совсем непредвиденные. Вот хотя бы один из них.

– Хочу вас спросить, товарищ замполит, как надо встречать Новый год малым ребятам? – спрашивает Лебеденко, и глаза его блестят весело, по-молодому.

– Елкой, товарищ генерал.

– Это истинная правда. Значит, надо устроить елку.

– Для кого?

– Как для кого? Для малых венцев. Ведь наших ребят здесь нет.

– Для этого нужны большие средства.

– И это правда. Без грошей елки не сделать. Только это не вся правда. Главное – сердце нужно. Поняли? Сердце, к ребятам открытое. А у нас с вами его нет, Савенок. Забыли мы, что рядом с нами малые ребята, что детство у них было поганое и что нужно им хоть чуток радости, простой дитячей радости...

– Да ведь дел уйма, товарищ генерал. До всего руки не доходят.

– За дела прятаться не годится, Савенок. Вот маршал Конев тоже не на печи лежит, а подумал...

– Разрешите войти, товарищ генерал?

В кабинет входит начальник административно-хозяйственного отдела майор А.Е. Лузан и М.Н. Попов.

– Садитесь, будем думать, товарищи.

И начинается совещание, необычное даже для советской комендатуры, привыкшей, казалось бы, решать самые неожиданные вопросы.

Маршал Конев отпустил на елку несколько тонн белой муки, масло и сахар для выпечки сдобы, мясо для колбас. И мы с карандашом в руках подсчитываем, сколько подарков сумеем сделать для маленьких венцев. В конце концов останавливаемся на цифре 115 тысяч. Этого хватит почти для всех ребят, проживающих в советской зоне Вены.

Нет, мы буквально не узнаем нашего генерала. Право же, он помолодел на много лет и с увлечением обсуждает каждую деталь будущего детского праздника.

Он должен знать, какие сладкие булочки и кто будет готовить, он требует непременно печенье и чтобы конфеты были в ярких красочных обертках.

Никита Федотович выходит из себя, когда кто-то из нас предлагает простые кулечки для подарков. Нет, на этом празднике все должно быть красиво и радостно. На пакете будет изображение Спасской башни Кремля и подпись: «От Советской Армии – детям Вены». Словом, хозяйственники должны разбиться в лепешку, но найти хорошего художника и хорошую типографию. Во всяком случае, первые образцы пригласительного билета и пакета для подарка, вышедшие из печатной машины, он посмотрит сам.

Забота о елочных игрушках поручается майору Лузану: он договорится с фабрикой и сегодня же доложит генералу.

Теперь – сама елка.

– Эх, дали бы мне самолет! Я бы из Сибири такую елку привез – загляденье! – смеется сибиряк Попов.

– Отставить Сибирь! Под Киев пошлю тебя. Там, в Святошине, такие елки, каких во всем мире нет! – весело вторит ему Никита Федотович.

Решаем послать солдат в лес, в окрестности Вены.

– Только, чтобы елки были красивые, – приказывает генерал. – Ровные, густые, пушистые.

Но где будет проходить праздник? Один зал Дома офицеров во дворце Франца Иосифа не сможет вместить всех ребят даже на протяжении всех каникул. Выделяем дополнительно для детского праздника зал кинотеатра «Скала» и помещения районных комендатур нашей зоны.

– Погоди, Савенок, а как же больные ребята?

– Какие, товарищ генерал?

– Те, что в больницах лежат... Нехорошо оставлять их без елки.

Решаем устроить пусть маленькие, но все же елки во всех больницах советского района, где есть детские отделения.

И опять возникают новые вопросы: где взять массовиков, аккордеонистов, эстрадников, где раздобыть Снегурочку и Деда Мороза.

– Ну, это уже твоя забота, Савенок. Ты со здешними артистами хорошо знаком. Выбери подходящих... А ты, Попов, позаботишься, чтобы Дед Мороз был одет честь честью, как ему по уставу положено: длинная серебристая шуба, расшитые валенки, красные рукавицы.

– Да где все это найти, товарищ генерал?

– Захочешь – найдешь. А не найдешь – скучно тебе будет...

Всю неделю идет подготовительная работа. Особенно нас волнует расфасовка подарков. Решаем поручить это австрийским женщинам. Но как они справятся: ведь, шутка сказать, надо наполнить свыше ста тысяч пакетов. Да и наберем ли мы такое количество добровольцев?

Эти опасения оказались напрасными: венки очень охотно откликнулись на наш призыв, и дружный коллектив их в двести человек блестяще справился с нелегким заданием.

Наконец все готово: украшенные елки стоят в залах дворца, театра «Скала», комендатурах, больницах, эстрадники и массовики на месте, Снегурочки и Деды Морозы одеты, подарки подвезены.

И вот ко дворцу Франца Иосифа подходят колонны школьников во главе с их классными руководителями. Малышей ведут родители.

В раздевалке уже веселый ребячий гомон.

Радостной гурьбой вливаются в зал ребята и замирают. Посреди зала вырисовывается силуэт огромной елки, украшенной, но пока еще темной, а рядом с ней Снегурочка и Дед Мороз, высокий, седобородый, в блестящей, словно снежинками осыпанной шубе, в ярко расшитых валенках в красных варежках.

Дед Мороз подает знак, ребята трижды скандируют: «Елка, зажгись!» И елка вспыхивает – сказочная громадная елка, от пола до потолка, вся в блестках, игрушках, огнях.

Дети хороводом кружатся вокруг нее, и звенит в зале ребячья песня. Я не могу разобрать ее слов, но мелодия очень знакома, и кажется – это наши советские ребятишки танцуют у новогодней елки и поют свою традиционную песенку:

В лесу родилась елочка,

В лесу она росла...

В разгар веселья в зал входят генерал Лебеденко и бургомистр Кёрнер. Дети встречают их радостно, будто старых друзей, и тесным кольцом окружают гостей.

Никита Федотович никогда не был искусным оратором, но здесь он говорил на редкость хорошо.

Точно не помню его слов. Как будто речь шла о том, что немецкие фашисты начали жестокую войну, захватили и разграбили их родину, но Советская Армия прогнала врагов, и сейчас дети могут свободно учиться и весело отдыхать.

Но дело даже не в словах. Дело в интонациях, в манере речи. Никита Федотович говорил так, словно он их старший друг, который очень любит каждого из них, и ребята, такие чуткие к искреннему чувству, ответили генералу горячими, такими же искренними аплодисментами.

Потом говорил Кёрнер.

– Поздравляю вас, дети, с Рождеством Христовым. Это Советская Армия сделала для вас елку. Так поблагодарим же Советскую Армию за эту радость.

И снова горячо хлопают ребячьи ладошки, и дети еще теснее сжимают круг.

Никита Федотович наклоняется и берет на руки крохотную девчушку с большим розовым бантом в волосах.

Мне казалось, я хорошо знаю генерала Лебеденко. Видел его раздраженным и суровым, задумчивым и веселым. Но таким вижу впервые.

Его большие сильные руки, еще сейчас гнущие подкову, так бережно держат девочку, словно она из драгоценного, хрупкого стекла. А она, раскрасневшаяся от смущения и гордости, доверчиво прижалась к генералу, обхватив его шею руками. И глаза у Никиты Федотовича такие, будто он забыл обо всем на свете и весь ушел в эту нежную ласку...

Еще с полчаса остается генерал в зале. Он отходит в сторону, встает за колонну и молча наблюдает, как танцуют, поют, веселятся маленькие гости. Потом оборачивается к Кёрнеру и тихо говорит:

– Дети – всегда и везде дети. И нет ничего на свете лучше детей...

Я остаюсь до конца праздника, брожу по залу и прислушиваюсь к голосам матерей.

– Нет, что бы они ни сочиняли, а русские – настоящие, сердечные люди...

– Тот, кто думает о ребятах, кто так заботится о них, не может быть плохим...

– Какое счастье, что живу в советской зоне! Моя Тереза ни разу в жизни не видела елки. А тут такое, что мне и во сне не снилось. И как они внесли сюда эту красавицу?

На следующий день вся Вена говорила о советской елке. О ней восторженно писали венские газеты. О ней шли разговоры в трамваях, в кафе, в очередях. О ней говорили как о важном и радостном событии, которого не ждали, но которое все-таки свершилось.

И только в союзных комендатурах советская елка вызвала раздражение.

– Нас опередили, – сердито бросил полковник Люис и тотчас приказал сгладить свой промах.

На площадях и перекрестках американской зоны появились грузовики. Американские солдаты подзывали ребят и раздавали им гостинцы.

Слов нет, они были вкусны, эти американские лакомства. Но какими жалкими казались эти пакеты в сравнении с залитой огнями елкой во дворце Франца Иосифа, с веселыми танцами и песнями, со Снегурочкой и Дедом Морозом!

– Русские утерли нос янки! – так говорили венцы. 

Г.М. Савенок. Мемуары. 

Военная литература

  

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте