A+ A A-

Нежданные гости. За круглым столом. Продолжение.

история австрии, Первое заседание Союзнического Совета

история австрии, Межсоюзная комендатура Вены

предыстория Межсоюзной комендатуры австрийской столицы

Продолжение. Начало в №7/2015

 

Первое заседание Союзнического Совета состоялось 11 сентября. На нем присутствовали в качестве военных комиссаров главнокомандующие союзных оккупационных войск: маршал Конев – от СССР, генерал Кларк – от США, генерал Маккрири – от Англии, генерал Бетуар – от Франции, заместители главкомов и политические советники. Еще не было подготовлено помещение для Союзнического Совета, и первое заседание проходило в «Империале», занятом советской частью Союзной Контрольной Комиссии.

 

Оно было обставлено с должной торжественностью: за большим круглым столом каждой стороне выделены определенные места, заранее выработана и согласована повестка дня.

Все главкомы выразили желание, чтобы первое заседание шло под председательством советского главкома, как старшего по званию.

Маршал Конев поблагодарил коллег и занял председательское место. Подчеркнув, что с образованием Союзнического Совета открывается новая страница в истории Австрии, советский главком напомнил, что перед Союзническим Советом стоит задача практического осуществления Московской декларации по отношению к Австрии.

Начальным проявлением воли Союзнического Совета было утверждение Межсоюзной комендатуры Вены в составе четырех военных комендантов. Первый район был определен как территория, на которой должны расположиться межсоюзные учреждения: Союзнический Совет, Союзная Контрольная Комиссия, Межсоюзная комендатура. Союзнический Совет придал разделу Вены законный характер, утвердив союзные зоны.

В своем решении он подтвердил, что власть Временного правительства распространяется на всю Австрию и что одной из главных задач будет проведение свободных выборов в стране. В связи с ними должен быть опубликован закон, предусматривающий лишение нацистов избирательных прав. Совет вынес решение о роспуске военных и полувоенных организаций в Австрии. Всем бывшим военнослужащим германской армии и гражданскому населению с 1 декабря 1945 года было запрещено носить германскую военную форму, если она не будет перекрашена в другие цвета.

Одним из политических мероприятий Совета было решение о денацификации –об очистке австрийских учреждений от фашистских элементов.

Союз рассмотрел вопрос о политических партиях и поддержал уже существующие: социалистическую, коммунистическую и народную. Рабочим разрешалось организовывать профсоюзы. Восстанавливалась свобода прессы.

Было подписано обращение к австрийскому народу, официально объявляющее, что Союзнический Совет с 11 сентября 1945 года принял на себя верховную власть в Австрии по вопросам, касающимся страны в целом. В обращении еще раз подчеркивалось, что Союзнический Совет стоит на точке зрения Московской декларации, где союзники заявили о своем стремлении видеть свободную, независимую, демократическую Австрию, создав прочную политическую, экономическую и культурную базы для ее процветания. Важно было восстановить страну, преодолеть последствия войны, ликвидировать германское влияние. Все проявления германского милитаризма должны быть вырваны с корнем, чтобы уничтожить всякие предпосылки к повторению агрессии.

Таковы были намерения и цели, настоятельно предложенные советской стороной и принятые союзниками.

Однако следует сказать, что программа демократизации, демилитаризации и денацификации Австрии, провозглашенная Союзнической комиссией, натолкнулась на ожесточенное сопротивление австрийской реакции и нежелание западных держав выполнять свои собственные решения. Только в советской зоне оккупации она последовательно и настойчиво реализовалась. Удаление активных нацистов с руководящих постов в политических и хозяйственных органах, чистка библиотек от нацистской литературы, введение новых учебных программ и учебников в школах – все эти мероприятия способствовали ликвидации фашистского наследия на территории восточной части страны.

Военные власти США и Англии развернули в своих зонах активную деятельность по консолидации всех реакционных сил, стремились не допустить возникновения и укрепления демократических организаций, поддерживали и поощряли бывших нацистов, старались вовлечь Австрию в русло империалистической политики западных держав.

Было также вынесено решение о свободном передвижении по стране представителей австрийских торговых фирм, предприятий, организаций и беспрепятственной работе железнодорожного, автомобильного и гужевого транспорта по всей территории Австрии.

Союзнический Совет установил, что его председатели будут меняться каждый месяц, начиная с 15 сентября, в таком порядке: США, Англия, Франция, СССР.

Одновременно со встречей главкомов в нашей комендатуре произошла встреча союзных комендантов Вены, пожелавших нанести визит вежливости советскому коменданту.

Коменданты торжественно вошли в кабинет. Первым к Благодатову подошел  английский комендант бригадный генерал Палмер.

– Я рад приветствовать вас, господин генерал, на посту коменданта австрийской столицы и готов разделить с вами эту почетную, но тяжелую работу. – И Палмер долго жал руку, улыбаясь заученной улыбкой.

Американец был сух.

– Комендант американской зоны генерал Люис, – отрекомендовался он. – Примите уверения в моем уважении.

И только французский комендант бригадный генерал Ноэль де Пейра просто, даже по-дружески, пожал руку Благодатову.

– Прошу садиться, господа, – пригласил Алексей Васильевич. – Очень рад с вами познакомиться: ведь нам теперь придется работать вместе.

Усевшись в кресло, Палмер сразу же начал внимательно осматривать кабинет. Заметив в углу вырезанного из дерева орла с широко распростертыми крыльями, поднялся, подошел к нему и долго его разглядывал.

– Работа большого мастера, достойная всяческого внимания, – сказал он. – И, если позволите, не лишенная внутреннего смысла: так сказать, эмблема победителя.

Благодатов молча улыбнулся: он поймал себя на том, что только сейчас как следует разглядел эту «эмблему».

Алексей Васильевич нажал кнопку звонка. В дверях появился адъютант капитан Королев.

– Накройте на стол.

Через пять минут на столе стояли вино и закуска.

– Прошу, господа, – пригласил Благодатов. – Разговор на сухую – плохой разговор. Таков уж русский обычай.

– Обычай, заслуживающий всяческого подражания, – выпив рюмку, улыбнулся Палмер.

Потом он снова встал и подошел к окну. Там, за окном, уходила вдаль широкая Рингштрассе, стояла у здания парламента Афина Паллада, поднималась в небо готическая башня ратуши.

– Да, должен заметить, генерал, что вами выбрано блестящее место для своей резиденции.

– Комендант города всегда выбирает то место, откуда ему легче управлять городом, – ответил Благодатов, еще не понимая, к чему клонит Палмер.

– Конечно, конечно... Позвольте быть откровенным, генерал. Ведь мы с вами, так сказать, едины: у нас общая цель – управлять Веной для блага венцев... И вот какая мысль мелькнула у меня. Не расположить ли в вашем здании Межсоюзную комендатуру? Как вы полагаете?

Алексей Васильевич незаметно переглянулся с Перервиным.

– Между прочим, это здание нам посоветовали выбрать сами венцы, – уходя пока от прямого ответа, заметил Благодатов.

– Вот как? Почему же? – заинтересовался Люис.

– По всей вероятности, венцы полагали, что, если советская комендатура будет стоять рядом с парламентом, никто после Гитлера не посмеет поднять руку на свободу и независимость их республики.

– Прошу меня правильно понять, генерал, – начал отступление Палмер. – Ни в коей мере не покушаясь на умаление вашего достоинства, я заботился о престиже нашей общей с вами Межсоюзной комендатуры, над зданием которой будут символически подняты четыре национальных флага.

– Именно так я вас и понял, господин Палмер, – ответил Благодатов. – Однако когда советские войска дрались за Вену, наши солдаты не думали о четырех символических флагах. Они знали: Вена будет свободна, и в городе появится комендатура с одним, достаточно авторитетным для Европы, да и не только для Европы, советским флагом.

Палмер деланно рассмеялся. Люис недовольно кашлянул. И только Ноэль де Пейра весело улыбался. Очевидно, он по достоинству оценил ответный удар Благодатова.

– Ну, пошутили – пора заняться делами, – недовольно покосившись на француза, начал Люис. – Как скоро вы намерены передать нам наши районы, господин генерал?

– Готов хоть сейчас, – любезно, словно не было никакой пикировки, ответил Благодатов. – Но, к сожалению, у меня пока нет директив от главнокомандующего. Насколько я знаю, главкомы, по-видимому, на днях решат этот вопрос. Полагаю, что тогда мы соберемся и проведем организационное заседание Межсоюзной комендатуры: обсудим принципы ее работы и, кстати, установим ее точный адрес... Вас устраивает, господа, такая программа нашего первого заседания?

– Вполне, – хмуро ответил Люис. – Только хотелось бы, чтобы оно состоялось поскорее.

Гости встали и начали прощаться.

– Мне было очень приятно познакомиться с вами, генерал, – все с той же стандартной улыбкой жал руку Палмер.

– Благодарю за прием, – сухо бросил Люис.

– Наша беседа доставила мне большое наслаждение, – улыбнулся Ноэль де Пейра.

Гости ушли.

– Вот и познакомились, Перервин, – задумчиво сказал Благодатов. – Какое впечатление?

– Мне кажется, первая атака отбита.

– Как будто. Но за ней последуют новые. Особенно на первом заседании. Надо быть готовым.

– Заседание будет проходить у нас, а в своем доме и стены помогают, – заметил Травников.

– Без соображений, генерал, и свой дом не поможет... Так где же все-таки разместить эту Межсоюзную комендатуру?

– Мне кажется, Дворец юстиции вполне подойдет, – предложил Травников. – Здание и название почтенные, комнат – тьма. Пусть над этим дворцом и развеваются символические флаги.

– Пожалуй, вы правы, – согласился Благодатов. – Уж скорее бы разделаться с этой организационной неразберихой, с передачей районов. Надоело это междуцарствие...

 

Продолжение здесь Нежданные гости. За круглым столом. Окончание.

 

Г. М. Савенок. Мемуары. 

Военная литература

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте