A+ A A-

Неравные браки Габсбургов ч.1

Филиппина Вельзер (1527–1580) была супругой эрцгерцога Фердинанда (1529–1595) и невесткой двух императоров Священной Римской империи. Господь Бог уготовил этой девушке необычную судьбу. Ей, купеческой дочке по рождению, суждено было сломать стереотипы, переступить через предрассудки, преодолеть, казалось бы, непреодолимые барьеры и вписать свое имя в историю императорской династии Габсбургов.

 

ОНА
Филлипина Вельзер родилась в 1527 году в Аугсбурге. Точная дата ее рождения неизвестна, но ясно одно — расположение звезд в момент ее рождения было весьма благоприятным. Она происходила из одного из крупнейших и богатых купеческих родов Германии. Вельзеры по своему богатству могли сравниться разве что с Фуггерами. Вельзеры получили в залог территорию Венесуэлы, ссудив императору Карлу Пятому несколько тонн золота.
Дядя Филиппины, могущественный и влиятельный Варфоломей Вельзер, был очень разочарован, что у его брата родилась девочка. Куда предпочтительнее был бы племянник, чтобы передать ему в будущем дела торговой империи (его единственный собственный сын трагически погиб от рук индейцев на Амазонке во время торговой экспедиции).
Уже в юные годы Филиппина выделялась из большинства девушек своего сословия любознательностью, острым умом, свободолюбивым нравом, целеустремленностью (эти качества она пронесла через всю жизнь). Она также славилась редкой красотой и грациозной осанкой. По словам одного итальянского скульптора, побывавшего в Аугсбурге, «кожа ее была такой чудесной мраморной белизны, что красное вино, которое она пила, просвечивалось сквозь кожу ее горла». Золотистые волосы Филиппины были высоко заколоты и по тогдашней моде уложены в сетку из золотых нитей и жемчужин. Глаза излучали магическую энергию, ум и притягательность.
Филиппина очень интересовалась искусством приготовления блюд, с юности вела книгу, куда записывала опробованные рецепты (оригинал этой книги хранится сейчас в замке Амбраз, копия — в Венском музее искусств). Она также владела итальянским языком и обладала безупречными манерами, была очень смышленой и хозяйственной. Дядя Варфоломей c большим сожалением отметил для себя, что она единственная в семье его брата обладает ценными деловыми качествами. Но было совершенно исключено, чтобы женщина возглавила торговую империю. Обладая набором таких завидных качеств, девушка, которая к тому же принадлежала к династии богатых влиятельных купцов, не могла пожаловаться на недостаток претендентов на ее руку. Каждый холостой молодой человек в Аугсбурге счел бы за честь ввести в свой дом такую хозяйку. Родители не торопили дочку с замужеством, предоставив ей самой право выбора мужа (что для того времени было очень непривычно). Проходили годы, а в личной жизни Филиппины не было никаких изменений. Отцвела пора зеленой юности... Филиппине исполнилось двадцать девять лет — по тем временам «перезрелая старая дева». И уже было самое время всерьез подумать о своем будущем: если она не хотела оказаться в монастыре, то надо было срочно соглашаться на предложение руки и сердца от первого попавшегося. Но внутренний голос подсказывал ей, что надо еще немного подождать...
ОН

Фердинанд Первый и его жена Анна Богемская и Венгерская были очень религиозными и консервативными людьми и воспитывали своих троих сыновей в строгих моральных принципах. Они уделяли много внимания тому, чтобы Максимилиан, Фердинанд и Карл приобрели качества, необходимые в будущем для их высокого статуса: их учили быть бережливыми, скромными, сдержанными в разговоре, отвечать лишь тогда, когда их спросят. Они должны были стоять, сняв берет, перед столом отца до тех пор, пока тот не позволит им сесть. Несмотря на свой высокий статус братья не были избалованы. В то время как их сестрам преподавались в основном такие «женские» дисциплины, как ведение домашнего хозяйства, то в образовании мальчиков особое внимание уделялось иностранным языкам. Фердинанд-отец сам вырос в Испании, его жена — в Венгрии. Кроме родных языков родителей мальчикам еще преподавался немецкий — язык их родины, позже — латынь, язык образованных людей. Они также могли объясниться на французском, итальянском и чешском.
Вскоре отец посылает двух старших сыновей в Нидерланды — ко двору своего старшего брата, императора Карла. Думал ли Фердинанд-старший о том, какие искушения ожидают его сыновей, когда они вылетят из строгого родительского гнезда в мир, полный соблазнов? В Нидерландах братья впервые познали неведомые им ранее радости жизни — пиры, вечеринки, танцы, женщин. Юноши с изумлением рассматривали разнаряженных фавориток придворных аристократов, которые сидели за столом рядом с законными женами своих любовников. Они густо краснели при виде смелого декольте, которым дамы пытались привлечь внимание неопытных юнцов. Вместо простых блюд, к которым они привыкли дома, здесь к столу подавались изысканные деликатесы и редкие вина. Последним Максимилиан и Фердинанд были не в силах противиться — это помогало им преодолеть скованность при общении с женским полом. Вскоре оба юноши стали отцами внебрачных детей. Особенно старший Максимилиан безудержно предавался при дворе дяди-императора плотским утехам. Его младший брат Фердинанд официально признал отцовство только одного внебрачного ребенка — дочери Вероники (Veronika von Villanders, 1551–1589).
Вскоре до ушей отца-короля дошли слухи об образе жизни сыновей. Он начал слать сыновьям настойчивые увещевания и призывать вести себя более скромно и достойно. Слова отца больше подействовали на Фердинанда, у которого с отцом были более доверительные и теплые отношения, чем у его брата. Фердинанд с годами превратился в интересного привлекательного мужчину, по которому вздыхала не одна княжеская или графская дочка. Но никто не смог завоевать его сердца, а отец пока не торопил среднего сына с женитьбой, так как он не был наследником короны.
Доподлинно неизвестно, где произошло первое знакомства Филиппины со своим будущим мужем — эрцгерцогом Фердинандом. Теоретически самая первая встреча молодых людей могла состояться во время очередного национального праздника, проходившего в Аугсбурге в 1547–1548 годах, куда молодой Фердинанд мог приехать в составе свиты своего дяди императора Карла Пятого. Ведь наверняка император встречался с Вельзерами в связи с финансовыми вопросами. Но в хрониках не находится подтверждения, что Фердинанд присутствовал на аугсбургском праздновании.
Вероятнее всего, они впервые встретились в 1556 году в замке Брежнице в Богемии, который был во владении родной тетки Филиппины — Катарины. Вдовая тетка не жила затворницей, а наоборот — была радушной хозяйкой, часто принимала у себя гостей из высшего света и сама наносила визиты. А Фердинанд, выполняя административные поручения отца в Богемии, по дороге часто заезжал в замок.
Есть версия, по которой предполагается, что дядя Филиппины специально подстроил эту встречу, чтобы укрепить свои связи с императорской семьей.
Замок Брежнице

Фердинанд просто потерял голову от любви и мысленно поблагодарил Бога, что до сих пор давал ему силы сопротивляться против навязываемых отцом кандидаток в жены. Кстати, он был на два года младше Филиппины.
Наверняка влюбленные провели много бессонных ночей в тревожных мыслях о том, как им быть дальше со своими чувствами. Немыслимо было представить, чтобы габсбургский эрцгерцог, сын императора Священной Римской империи получил разрешение на брак с простолюдинкой! Ведь несмотря на несметные богатства семья Филиппина была недворянского происхождения. Конечно, влюбленные прекрасно осознавали всю сложность ситуации. И все же Фердинанд не мог отказаться от девушки, а сделать ее просто своей любовницей ему не позволяли честь и совесть. Он прекрасно знал, чем лично он рисковал, но его избранница подвергалась еще большему риску. Многим была известна печальная судьба Агнес Бернауэр, которая жила столетием раньше. В нее, тоже простолюдинку из Аугсбурга, влюбился Альбрехт, наследник баварского престола из династии Виттельсбахов и тайно обвенчался с ней. Отец герцог почувствовал опасность для династии и, выбрав удобный момент, когда сына не было дома, приказал утопить Агнес в Дунае, как ведьму, приворожившую сына.
Никогда Фердинанд не посмеет прикоснуться к Филиппине, не поведя ее перед этим к алтарю! Есть только одна возможность — повенчаться. Тетка Катарина была посвящена в рискованный план влюбленных и вызвалась найти священника, согласного обвенчать пару по католическому обряду. Священника, который сжалился над влюбленными, звали Йоганн фон Кавалери.
Венчание произошло морозной январской ночью 1557 года в часовне замка Брежнице в присутствии нескольких самых близких друзей, посвященных в тайну влюбленных. Не было ликующего песнопения, венценосных гостей в золоченых одеждах, украшенного цветами свадебного кортежа. Но несмотря на это заключенный в эту ночь брак оказался одним из самых счастливых союзов в истории династии Габсбургов. Однако венчание не решило все проблемы. Филиппина и Фердинанд по-прежнему не могли показываться на людях вместе, как подобает мужу и жене. Они наслаждались своим счастьем украдкой. Каждый вечер Фердинанд тайком прокрадывался в спальню жены, опасаясь посторонних глаз. Но эту тайну невозможно было долго скрывать. Многим стало казаться подозрительным, что Филиппина подолгу живет у тетки, а Фердинанд последнее время что-то зачастил в Брежнице. Они часто прогуливались вместе в парке, при этом Филиппину ради приличия сопровождала тетка. Ситуация стала еще более осложняться, когда выяснилось, что Филиппина ждет ребенка. Хорошо, что в моде были платья с завышенной талией, которые скрывали округлившийся живот, и долгое время никто не замечал ее интересного положения. В ночь святого Вита в 1558 году появился на свет первый сын супругов — Андреас. Роды принимали тетка Катарина, ее старшая дочь, а также заранее найденная кормилица Анна Эбезам. Роды были тяжелые и продолжительные, женщины давали Филиппине травяные отвары и молились деве Марии, чтобы она помогла роженице благополучно разрешиться от бремени. Их тревоги были обоснованы — у Филиппины с юности было слабое здоровье.
По заранее придуманному хитроумному плану новорожденное дитя положили у ворот замка, а ничего не подозревающий привратник нашел «подкидыша» и принес его хозяйке замка. Филиппина «вызвалась» воспитывать «подкидыша» как родного сына. Этим самым она получила возможность растить своего ребенка сама, не бросив при этом тень на свой моральный облик.
Внук императора Священной Римской Империи — подкидыш! Эту тайну невозможно было долго скрывать. Вскоре по двору отца — императора Фердинанда Первого (который недавно принял корону от своего брата Карла) в Праге поползли упорные слухи, что его средний сын сожительствует с девицей Вельзер и возможно тайно женат на ней. Сейчас трудно установить, в какой именно момент отец узнал о браке сына. Но известно, что у императора из всех его сыновей самые лучшие отношения были именно с Фердинандом. Вполне возможно, что сын сам доверил отцу свою тайну. Теоретически во власти отца было добиться у Ватикана расторжения этого брака, но он этого не сделал. И хотя он не признал брак любимого сына официально, но он разрешил ему оставаться в тайном браке с Филиппиной и взял клятву молчания у всех, кто был посвящен в эту тайну. Также и братья Фердинанда должны были молчать. Дети от брака Фердинанда и Филиппины не имели права претендовать на престол, за исключением случая, если всем остальным ветвям династии Габсбургов будет грозить вымирание. Вскоре у Филиппины родился второй сын — Карл, и его тоже «подбросили» к воротам замка, чтобы его собственная мать могла его «усыновить» и растить, как «своего».
В 1561 году император подписал тайный указ, оговаривающий финансовую ситуацию Филлипины и детей. Сыновьям из казны ежегодно выделялось 30 тысяч гульденов, их матери также причиталась сумма, позволяющая вести безбедный образ жизни. В 1562 году у Филиппины рождаются близнецы Мария и Филипп, которые умирают вскоре после рождения. И тот факт, что император приказал тайно похоронить покойных внуков в императорском склепе в Праге, явно говорит о том, что он принял брак сына по крайней мере сердцем.
Необходимо отметить, что с учетом реалий XVI века Фердинанд и Филиппина добились максимально благоприятного решения своей проблемы. Но они надеялись также на личное примирение с отцом. Кто знает, возможно, что так бы оно и случилось, если бы император скоропостижно не скончался. Но и нельзя утверждать это наверняка — слишком консервативны были законы того времени, где каждое сословие знало свое место, слишком непоколебимы были моральные устои монархии. Супругам повезло, что Фердинанд не был старшим сыном и наследником престола, иначе неизвестно, как изменило бы их жизнь это тайное венчание.
Филиппине не было суждено познакомиться лично ни со своим свекром, ни с братьями мужа. Круг ее общения составляли в основном богемские и немецкие дворяне. Хотя Филиппина никогда лично не встречалась со свекром, но история ее любви не переставала вдохновлять художников разных столетий.
Вступивший в 1564 году на трон после смерти отца старший брат Максимилиан поручил Фердинанду управление провинцией Тироль. Фердинанд с радостью воспринял известие о переезде в Инсбрук — в город, где прошло его счастливое детство. Только пришлось немного переждать — в Тироле и приграничных областях свирепствовала чума. Прибыв в Тироль, Фердинанд первым делом принялся искать подходящее жилье для жены и детей — брак все еще был тайной для широкой общественности, и семья не могла жить вместе с ним в официальной резиденции в Инсбруке. Он был несказанно рад подвернувшейся счастливой случайности — он смог приобрести замок Амбраз близ Инсбрука, после чего сразу подарил его жене. Для Фердинанда было важно обеспечить будущее жены и сделать ее финансово независимой — на случай, если с ним вдруг что-то случится. Замок был отремонтирован и обставлен по вкусу Филлипины. Денег на это эрцгерцог не жалел. Он пригласил самых известных мастеров, покупал лучшие произведения искусств. В парке замка можно было увидеть редкие цветы, экзотических животных и птиц, лабиринты из кустов. Специально проложенная система труб снабжала парковые фонтаны водой с гор. В саду был разбиты грядки с травами, которые Филиппина выращивала для приготовления лечебных снадобий. В личных покоях супругов была оборудована отдельная кухня, чтобы хозяйка иногда могла баловать мужа собственноручно приготовленными лакомствами.
Население Тироля сначала настороженно отнеслось к «любовнице» эрцгерцога, и многие местные дворяне крутили носом, воздерживаясь от знакомства с ней. И хотя Фердинанд продолжал придерживаться уговора с отцом и не появлялся с женой на людях, но тем не менее вскоре всем в Тироле стало ясно, какое влияние на их правителя имеет красавица Филиппина.
Слава о гостеприимстве и красоте хозяйки замка Амбраз разнеслась далеко за пределы Тироля. Герцог Альфонсо из Феррары поблагодарил пару за гостеприимство охотничьими собаками. Двор в Мюнхене также находил хозяйку приятной и достойной общения. А Папа Римский Григорий XIII расширил личному священнику Филиппины полномочия при отпущении грехов и послал ей освященные лично им четки (розарий) и крест — и это еще до признания Ватиканом ее брака с эрцгерцогом. Также родные сестры Фердинанда Магдалена, Маргарита и Хелена, монахини из соседнего монастыря в Халле (Тироль) были частыми гостями у невестки в замке Амбраз. Филиппина занималась благотворительностью, заботилась о бедных и не считала зазорным посещать хижины бедняков. Каждой своей служанке она дарила к свадьбе дорогое платье.
Просители часто обращались напрямую к Филиппине, зная, что если она замолвит слово, то эрцгерцог наверняка не сможет отказать жене. Письма к ней часто начинались словами: «Светлейшая и высокородная княгиня (или эрцгерцогиня) Филиппина Австрийская...» (хотя у нее был только титул маркграфини фон Бургау, выхлопотанный Фердинандом).
Фердинанд ни в чем не отказывал жене, Он осыпал ее подарками и выделял средства на ее благотворительные замыслы. У него были на это все причины: она была внимательной женой, любящей матерью и умелой хозяйкой. Замок Амбраз был для эрцгерцога местом, где он охотно проводил все свободное время и черпал жизненную энергию. Для себя он оборудовал в замке мастерскую, где учился у столяра, кузнеца и стеклодува их мастерству и изготавливал различные предметы.
После рождения близнецов и без того слабое здоровье Филиппины ухудшилось. Боли внизу живота и тошнота преследовали ее до конца жизни. Наверное, именно состояние собственного здоровья и вызвало ее интерес к лечебным травам и врачеванию. В замке была оборудована аптека, где Филиппина могла проводить опыты по смешиванию трав и эссенций, приготовлению мазей, микстур и снадобий. Она изучала существовавшую тогда литературу по фармакологии, медицине и ботанике, снабжала снадобьями членов своей семьи, окрестных жителей, османских пленных, а также одного «московита» (пленника? купца? — неизвестно). Надо помнить, что такого рода увлечение в те далекие времена отнюдь не было безобидным, это было часто связано с риском быть заподозренной в колдовстве. Почти каждое необычное увлечение или дарование тем более в сочетании с необыкновенной красотой могли иметь печальные последствия. Слишком тонка была грань между знахарством и «пактом с дьяволом». Но к счастью для Филиппины ее положение было довольно высоким в сравнении с другими знахарками, чтобы кто-то посмел выдвинуть подозрение против нее.
В 1576 году вопрос об официальном признании брака снова встал ребром. Старший сын Андреас готовился к посвящению в кардиналы, и для этого необходимо было подтверждение его рождения в законном браке. После показаний свидетелей, которые присутствовали при венчании в Брежнице, брак был официально признан Папой Римским. Наконец супруги могли показываться на людях и вместе наносить официальные визиты. (Внимание: брак был признан законным, но не «равным» — то есть супруга не носила титул эрцгерцогини, а дети не имели права престолонаследования. Пару столетий позже такой брак назвали бы морганатическим)
Гости охотно посещали замок Амбраз. Не только потому, что там устраивались театрализованные и музыкальные представления, лотерейные розыгрыши, но также не в последнюю очередь потому, что в замке отменно готовили и любили вкусно поесть. Некоторые европейские дворяне посылали своих поваров на обучение в Амбраз. По сохранившимся домовым книгам и счетам можно судить, насколько разнообразно было питание. В обычные дни к столу подавали двадцать четыре блюда. Ежедневно кухня замка потребляла тысячу фунтов мяса, не считая дичи, и сто фунтов жира. Филиппина, как верующая католичка, строго следила за соблюдением постов. Во время постов рыба заказывалась тоннами, сыр из Голландии — центнерами. Устрицы, виноград и цитрусовые фрукты завозились из Италии. Когда к обеду ожидались особо почетные гости, Филиппина с теткой лично контролировала процесс приготовления блюд на кухне.
С годами Филиппина чувствовала себя все хуже и хуже. К постоянным болям внизу живота добавились боли в печени, частое головокружение, ноги стали опухать. Ее личный врач посоветовал ей посетить Карлсбад (Карловы Вары), который славился целительным влиянием на различные недуги. После посещения курорта вместе с супругом наступило кратковременное облегчение, и Филиппина могла снова исполнять свои обязанности хозяйки замка. В замке Амбраз появился бассейн с подогретой водой, которая поступала из специального расположенного рядом котла. Скорее всего, идея бассейна возникла после посещения Карлсбада, потому что теплые ванны помогали переносить боль. Следует сказать, что ванны и бассейны в те времена были большой редкостью в замках и частных домах.
Но вскоре болезнь обострилась. Филиппина держалась мужественно, не показывала виду, что ей тяжело подолгу стоять, что что-то щемит в груди и ей не хватает воздуха, порой ей приходилось спать сидя... Как раз в этот момент большим ударом для Филиппины стала смерть тетки Катарины, которая много лет была ее советчицей и опорой. Однажды ночью пятидесятитрехлетней Филиппине стало настолько плохо, что она срочно послала за своим священником. Успев исповедоваться и причаститься перед смертью, она попрощалась с мужем, детьми и братом. Она также попросила, чтобы никто из прислуги не потерял своего места в связи с ее смертью. И напоследок она обратилась вслух к Богу: «Господи, я согрешила против неба и пред тобою, я недостойна называться твоей дочерью». Потом она попросила подать ей крест, личный подарок Папы, прижала его к себе, счастливо улыбнулась и сказала печальному мужу, сидящему на краю ее постели: «Я вижу что-то, что меня радует...» Весть, о том, что «матушка Филиппина» умирает, быстро разнеслась по окрестностям. Людской поток устремился к замку. Все хотели увидеть ее в последний раз. И для каждого умирающая Филиппина находила доброе слово или улыбку, хотя силы медленно покидали ее. Не только вдовец был безутешен. Людская скорбь в связи с ее смертью была настолько велика, что на несколько недель по всему Тиролю были отменены увеселительные мероприятия, танцы и игра на музыкальных инструментах, ограничены свадебные церемонии. А на ее похороны собралась не только вся знать Тироля и Баварии, но и крестьяне, ремесленники, поденщики. Многие пришли издалека...
Сыновья Филиппины получили титулы маркграфов фон Бургау. Андреас стал кардиналом, Карл военным. Женат из братьев был только Карл. И так как оба брата имели только внебрачных детей, то их земли после смерти отошли Габсбургам.
Фердинанд пережил Филиппину на пятнадцать лет. Через два года после ее смерти женился еще раз, на шестнадцатилетней принцессе королевских кровей. Возможно, по приказу брата императора, возможно, чтобы произвести на свет сына, который бы унаследовал его титул и земли.  Но так как в этом браке родились только дочери, то после его смерти земля Тироль тоже отошла короне. Кстати, одна из его дочерей от второго брака, Анна, стала впоследствии женой императора Священной Римской империи Маттиаса.
Что осталось после Филиппины — ее книги рецептов блюд и народных методов лечения. Эти книги неоднократно переиздавались.
Взяла в библиотеке книгу рецептов Филиппины Вельзер (конечно, копию, оригинал лежит в замке Амбраз). Обратите внимание — на обложке стоит имя Philippina Welserin (то есть фамилия Вельзер в женском роде). В средние века и даже позже у женщин в немецкоязычных землях к фамилии часто добавлялось окончание женского рода «ин». Это можно также часто встретить в документах того времени и в исторических романах. Рецепты почерком Филиппины — почерк ее совсем не разобрать. К книге приложена другая — где то же самое написано печатными буквами. Но так как и печатными буквами многое непонятно (много устаревших слов и оборотов), то в конце книги есть словарь перевода на нормальный немецкий язык.
Вся информация взята из книги «Филиппина Вельзер. Купеческая дочь в доме Габсбургов». Мне было весьма интересно, откуда автор-историк узнала многочисленные детали, и я посмотрела список используемой литературы в конце. Любопытно, среди прочих двух источников есть даже «Протокол рождения детей эрцгерцога Фердинанда и Филиппины Вельзер» с 1558 до 1562 годы (то есть всех четверых детей) с инвентарным номером 1345 Государственного архива Австрии. Наверное, такие протоколы были обязательны в семьях королей и эрцгерцогов. А также книги (или статьи?), написанные в XIX веке некими Людвигом и Михаэлем Вельзерами — видимо, какие-то семейные хроники, сохраненные потомками брата Филиппины.

Наталья Скубилова
Фото подобраны автором

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте