A+ A A-

О МОЕМ ВОЕННОМ детстве

военное детство П.П. Саенко

П.П. Саенко: 

 Я родился в августе 41­го года на дорогах войны...

 

 На момент нападения гитлеровских полчищ на мою Родину, СССР, наша семья в составе отца, старшего брата и матери находилась на территории Западной Украины в Каменце-Подольском. Мой отец был тогда молодым офицером Красной Армии, а мать – учительницей в гарнизонной школе.

С первых часов войны отец ушел сражаться с фашистскими агрессорами, а в отношении семей военнослужащих было принято решение об эвакуации их в далекий, как тогда казалось, тыл – в нашем случае на юго-восток Украины. Но реальные события на всех фронтах очень скоро развеяли подобные предположения.

Дорога в тыл была мучительно долгой и смертельно опасной из-за огромного количества беженцев, отсутствия подвижного состава, который был мобилизован для нужд фронта. Но главную опасность представляла вражеская авиация: она бомбила и обстреливала прежде всего движущийся транспорт.

Мать рассказывала, что под Винницей их состав попал под авианалет. Она с маленьким сыном – моим братом, сидела на крыше вагона. Налетели вражеские летчики. Снизив  высоту полета до минимальной, они скалили зубы и показывали знаками, что сейчас начнут бомбить. Когда начались обстрел и бомбежка, вагоны опрокинулись и загорелись, люди в ужасе спрыгивали на землю и разбегались в разные стороны. Мать накрыла собой моего брата, и, к счастью, их не зацепило. Этот авианалет унес жизни многих людей,  но мама лишилась только личных вещей и документов. Уцелевшие после налета люди побрели в сторону ближайшего населенного пункта, где их обогрели и приютили. Дальше на перекладных и пешком от села к селу они стремились попасть в свои дома.  В один из дней этого долгого и опасного пути я и появился на свет. Добравшись в родное село, мать зарегистрировала меня в сельсовете. Назвали меня в честь отца.

 В это время он в составе 18-ой армии под командованием генерала Смирнова с тяжелыми боями отступал вглубь страны. Тогда отец не знал, где находится его семья, добрались ли жена и дети до места назначения, живы ли вообще. Находясь на территории Запорожской области недалеко от родного села моей матери, он выпросил у командования «полуторку» и приехал буквально на час в надежде повидаться. Так произошла первая встреча отца и новорожденного сына. После этого краткого свидания в течение двух лет от него не поступало никаких вестей с фронта, так как вскоре он попал в окружение и был неоднократно ранен.

Через неделю после нашего свидания в село, где мы находились, тоже пришли немцы. Оккупанты, как и везде, стали устанавливать свои порядки. Старостой и начальником местной полиции был назначен этнический немец-колонист по фамилии Кукенберг (еще ребенком я на всю жизнь запомнил его фамилию). Он начал рьяно служить фашистам: составил списки коммунистов и просто односельчан, преданных советской власти, и доставлял их в гестапо г. Мелитополя, откуда уже никто не возвращался. В этот список он включил и мою мать, но от этой трагической участи ее спасла бабушка. Собрав все фамильное золото, она пошла к  старосте просить о пощаде, тем не менее   все оставшееся время до прихода Красной Армии эта угроза висела над нами. Немецкая оккупация в наших краях продолжалась ровно два года, с сентября 41-го по сентябрь 43-го, когда нас освободили войска 3-го Украинского фронта под командованием генерала Ф.И. Толбухина.

Как и повсеместно, немцы перед отступлением старались причинить как можно больше вреда и оставить после себя в соответствии с приказами Гитлера выжженную землю. Так и у нас в селе: они забрали и угнали всех коров, взорвали все административные здания, уничтожили сельхозтехнику.

После ухода оккупантов мы стали получать с фронта письма от отца, финансовый аттестат. Жизнь начала налаживаться, мать опять пошла работать в школу. А осенью 44-го года ее вызвали в райком партии и предложили стать учительницей в освобожденных регионах Западной Украины и восстанавливать там советскую власть. Она не смогла отказаться, так как у тогдашнего поколения советских людей были очень высокие понятия о долге перед Родиной, которыми они и руководствовались, делая жизненный выбор.

Я с братом остался на попечении бабушки.

Моя мать работала в сельской местности в Ивано-Франковской области, население которой очень враждебно относилось к советской власти. Практически все местные мужчины, состоя в националистических бандах, сотрудничали с оккупантами. С первых же дней пребывания начались угрозы, ночная стрельба по окнам. Потом банда ворвалась в село, где всех активистов арестовали и заперли в сарае, приставив часового. Директор школы, в прошлом моряк и участник войны, вытащив из доски сарая большой гвоздь, попросился выйти по нужде. Ударом гвоздя в шею он ликвидировал часового и таким образом им всем удалось бежать.

После капитуляции Германии с фронта, оставшись инвалидом, вернулся отец.

Вот так мы, дети войны, жили. И те, кому повезло – выжили: в условиях насилия, террора и смертельной опасности, при отсутствии полноценного питания и медицинской помощи. Но, к сожалению, не все: миллионы погибли от голода и болезней, под вражескими пулями и бомбами. И виной всему этому – страшная война, развязанная гитлеровцами и их союзниками. Если бы не героическая Красная Армия и  великий подвиг советского народа, нас бы сейчас не было в живых, не было бы праздника Великой Победы.

Вечная слава павшим и живым героям, воинам-освободителям!

 

P.S.: После школы я выбрал себе профессию защитника Отечества – oкончил Высшее авиационно-инженерное училище в Риге, служил кадровым офицером Советской Армии. К сожалению, сегодня Латвия – это территория враждебного нам государства.

 

Петр Петрович Саенко

 

Гости издательства Новый Венский журнал

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте