A+ A A-

Его называют русским "держимордой" (март, 2009)

Его называют "русским держимордой" март, 2009



Все, чем занимается российское Представительство при ОБСЕ, описано в статье его руководителя, помещенной перед этим интервью. Когда я позвонила Анвару Сарваровичу с просьбой уделить мне время, оказалось, что мы уже знакомы – заочно по “Новому Венскому журналу”, который он успел почитать, и по журналу “Шире круг”, который выписывало для соотечественников посольство России в Замбии. Мне было очень приятно услышать хвалебные слова в адрес этих изданий. – Анвар Сарварович! Когда вы приехали в Вену?
– Я прибыл в Вену в августе прошлого года. А в принципе в МИДе я служу уже 36 лет. Я узбек по национальности: отец – чистый узбек, в матери много кровей, в том числе и русская. Школу я окончил в Ташкенте, с отличием. Поэтому, когда поступал в МГИМО, сдавал только два экзамена. Успешно сдав экзамены, я все 5 лет также учился только на отлично, поэтому получал повышенную стипендию. В 1973 году окончил МГИМО как специалист по Южной Азии. Сразу после окончания получил свою первую дипломатическую должность – был направлен на работу в качестве атташе в посольстве РФ в Индии. И проработал в этой прекрасной стране в общей сложности 15 лет: три командировки по пять лет. Я безумно люблю Индию, ее традиции и обычаи. Я очень плотно занимался индийскими политическими науками, защитил закрытую диссертацию о будущем политическом развитии Индии, написал более 40 статей по южноазиатской проблематике. Потом мне в моей дипломатической карьере повезло – в начале 80-х гг., когда я уже вернулся из Индии, на прекрасном острове Маврикий к власти пришли партии, опирающиеся на индусское большинство населения, и меня направили туда на работу вторым секретарем посольства СССР. Потом судьба снова забросила меня в Индию, прекрасную, горячо мною любимую страну – я, кстати, надеюсь там еще побывать под занавес моей карьеры. Помимо Маврикия у меня был еще другой африканский опыт: с 2005 года по 2008 год я был послом РФ в прекрасной республике Замбия, это сказка: с чудесным климатом, с прекрасным народом. Я очень, рад что мне выпала возможность поехать в Африку. Я счастлив, что работаю в МИДе, я люблю свою профессию, знаю несколько иностранных языков...
– Сколько?
–Английский, французский, сербо-хорватский, урду, хинди, среднеазиатские языки, которые мне близки.
– Так вы из Африки прямо в Вену?
– Да, переводом: вспомнили о том, что есть такой Анвар Азимов, специалист по ОБСЕ. В последний раз я вернулся из Индии в 1998 году (был там советником-посланником) и два года поработал в Москве, а в 2000 году я был направлен в Сараево российским представителем в аппарат Высокого представителя в Боснии и Герцеговине. Попасть туда было очень сложно, было много претендентов, но в конечном счете я удостоился чести в течение двух лет представлять Россию в этой сложнейшей международной структуре, которая, к сожалению, фактически до сих пор управляет этой страной. А мы как раз боремся за то, чтобы вся полнота власти как можно быстрее была передана боснийцам. И сейчас наступает период, когда она должна постепенно отдавать бразды правления непосредственно народу Боснии и Герцеговины. Я проработал там 2 года, занимался сложными проблемами урегулирования конфликтных ситуаций в этой стране – на этнической, религиозной и политической почве. Потом меня пригласили на работу в Департамент общеевропейского сотрудничества, и в период с 2002 года по 2005 год я работал заместителем директора одного из ведущих в МИДе департаментов. Он занимается многосторонней дипломатией в классическом смысле, там собраны по существу наиболее сильные кадры. Во всяком случае ДОС считается в МИДе золотым фондом. Мне посчастливилось работать и с покойным ныне Евгением Петровичем Гусаровым, который возглавлял ДОС и потом стал замминистра, впоследствии – с его верным учеником Владимиром Алексеевичем Чижовым, который возглавлял Департамент, потом тоже стал заместителем министра иностранных дел, а сейчас является постоянным представителем России при Евросоюзе в Брюсселе. Потом бразды правления он передал Александру Викторовичу Грушко, другому нашему асу по общеевропейской проблематике. Непосредственно перед поездкой в Лусаку мне посчастливилось поработать в ДОС еще с одной светлой звездой российской дипломатии – Сергеем Алексеевичем Рябковым, ныне также Заммининдел.
Я прошел очень хорошую школу в ДОС и поехал в Африку, имея в виду, что через энное количество лет возвращусь на общеевропейский трек. Я очень рад, что министр обо мне вспомнил, и я был назначен в крайне сложную организацию – ОБСЕ, с которой мы не согласны по многим вопросам. Но мы можем использовать ее как площадку для изложения нашей позиции по ключевым международным проблемам, а в случае если мы не согласны, имеем возможность заблокировать решение. Это право вето я, к сожалению, активно использую.
– Нелегко вам пришлось в начале работы в Вене?
– Первые месяцы моего пребывания на должности Постоянного Представителя РФ при ОБСЕ были связаны с поисками развязок после конфликта на Южном Кавказе. Потребовалось много сил и энергии для разруливания ситуации. Помимо многосложной грузинской проблемы, мы активно готовились к министерской встрече ОБСЕ, которая проходит каждый год в декабре. У нас в Представительстве очень талантливый коллектив высокопрофессионалов, все блестяще справляются со своими обязанностями.
– Я слышала, что когда вы были послом в Замбии, вы очень много работали с соотечественниками. Вам не будет здесь скучно без этого занятия?
– Хотя по работе мне скучать не приходится – мой рабочий день начинается в 8 часов утра и заканчивается в 10 часов вечера, включая выходные дни, – тем не менее, мне действительно этого не хватает. Помимо того что я карьерный дипломат, мне очень импонирует работа с людьми, с коллективом.
Я благодарен судьбе, что мне удалось много сделать для соотечественников, проживающих в Замбии. Русские были там в меньшинстве – больше людей приехало из Украины и Узбекистана – это врачи, которых посылали туда на работу в 70 – 80-х годах и которые потом там остались. Мы создали “Ассоциацию друзей стран СНГ”. Удалось также учредить “Ассоциацию выпускников советских, российских вузов”, а также “Ассоциацию деловых кругов – друзей России”. Я также предпринял попытку создать в Замбии “Общество дружбы”, но, к сожалению, не успел. Работа с соотечественниками доставляла мне большое удовлетворение: мы вместе отмечали национальные праздники, обсуждали в неформальной обстановке проблемы, которые периодически возникали. Мне, как постпреду – своей работы выше крыши, но как послу – работы с соотечественниками явно не хватает.
– Как председатель Координационного совета соотечественников, проживающих в Австрии, предлагаю: давайте дружить!
– Давайте. Работа с соотечественниками – это епархия нашего двустороннего Посла, а я готов активно ему помогать. У нас в Вене, кстати, 4 российских посла, мы все дружим. Сейчас задумали создать здесь “Ассоциацию выпускников МГИМО”.
– Разве здесь их так много?
– Да, это и работники российских дипломатических миссий, и выпускники МГИМО, которые заняты в международных структурах.
– А сколько в ОБСЕ россиян?
– В настоящее время работает более 40 человек – в секретариате и в полевых присутствиях – страновых отделениях ОБСЕ. Полевыми присутствиями в Армении и Таджикистане руководят россияне. Но по представленности российских кадров в ОБСЕ мы значительно уступаем американцам, англичанам, французам и другим западникам. Мы платим ежегодный взнос в 6 миллионов евро и считаем, что наших должно быть гораздо больше, продолжаем работать в целях увеличения нашего представительства.
– Расскажите, пожалуйста, о вашей семье.
– Начнем с того, что я отец пятерых детей: у меня две дочки и три сына. Моя милая и дорогая супруга – терапевт-кардиолог высшей квалификации, на протяжении многих лет работала в Кремлевской поликлинике. Дети уже взрослые, один сейчас с нами. Двое детей родились в Индии, один – на Маврикии. Имею уже пять внуков. У нас хорошая, честная и дружная семья. Моя супруга – русская, дети тоже все русские, все крещеные, как положено. Я, хоть и узбек, но всю свою сознательную жизнь работал на Россию, твердо отстаивая ее интересы. Я россиянин. Когда после 1991года был брошен клич национальным кадрам вернуться в республику Узбекистан, мой отец – государственный и политический деятель (15 лет был послом, в 33 года стал зампредом правительства и министром иностранных дел Узбекистана) сказал мне: в нашей семье лояльность никогда не меняли – служил в СССР, теперь служи России. Я очень признателен российскому руководству, что мне поручили работать на одном из сложных и напряженных направлений – это и большое доверие, и вызов мне, как профессионалу. Надеюсь не подвести и справиться с возложенными обязанностями.

Беседовала Ирина Мучкина
Фото: OSCE/Mikhail Evstafiev

Гости издательства Новый Венский журнал

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте