A+ A A-

ДАНИИЛ КРАМЕР: “Я играю музыку, как будто колдую. Это магический процесс”.

@font-face { font-family: "Times New Roman"; }@font-face { font-family: "Calibri"; }p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal { margin: 0cm 0cm 0.0001pt; font-size: 12pt; font-family: "Times New Roman"; }table.MsoNormalTable { font-size: 10pt; font-family: "Times New Roman"; }div.Section1 { page: Section1; }

Даниил Крамер родился в 1960 году в Харькове. Там же окончил среднюю специальную музыкальную школу. Продолжил обучение в Москве, в Государственном музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных. После окончания начал работать преподавателем Музыкального училища им. Гнесиных и стал солистом Московской государственной филармонии. С 1986 г. он – солист Москонцерта.

Даниил Крамер участвует практически во всех отечественных джазовых фестивалях, а с 1988 года началась его зарубежная концертно-фестивальная деятельность. Сольные концерты и выступления с различными музыкантами проходят во многих странах – среди них Франция, США, Испания, Австралия, Чехословакия, Италия, Швеция, Венгрия, Польша, Австрия, Германия, Финляндия, Китай, страны Африки и Центральной Америки. Музыкант участвует во многих крупных международных джазовых фестивалях, таких как "Münchner Klavier Sommer" (Германия), "Manly Jazz Festival" (Австралия), "European Jazz Festival" (Испания), "Baltic Jazz" (Финляндия), "Foire de Paris" (Франция) и т.д. Даниил Крамер – Почетный член Сиднейского Профессионального джазового клуба (Professional Musicians’ Club).

С 1995 года Даниил Крамер становится организатором циклических концертных программ под общими названиями: "Джазовая музыка в академических залах", "Вечера джаза с Даниилом Крамером", "Классика и джаз", которые проходят как в Москве в виде традиционных концертов (Концертный зал им. П. И. Чайковского, БЗК, Малый зал Московской консерватории, Государственный музей А. С. Пушкина, зал Центрального Дома художников), так и во многих городах России в виде ежегодных концертных абонементов – в Екатеринбурге, Тюмени, Омске, Перми, Ижевске, Самаре, Саратове, Тольятти, Красноярске, Казани, Уфе, Белгороде... Эти выступления пользуются огромной популярностью.

Даниил Крамер постоянно сотрудничает с различными ТВ- и радиокомпаниями, принимая участие в разнообразных музыкальных проектах. В 1997 году на канале ОРТ была показана серия уроков джазовой музыки, впоследствии была выпущена видеокассета "Уроки джаза с Даниилом Крамером". В 1996 – 1997 годах он стал музыкальным редактором серии аудиокассет под общим названием "Современный джаз России", цель которой – показ картины российского джаза конца XX века.

Педагогическая деятельность Крамера началась еще в начале 80-х годов в Институте им. Гнесиных. Затем последовала преподавательская работа на джазовом отделении Училища им. Гнесиных и в джазовом отделе московской Музыкальной школы им. Стасова. Здесь он занялся своими первыми методологическими разработками, которые впоследствии были изданы методологическим отделом Министерства культуры СССР. Они используются в учебном процессе на джазовых отделениях музыкальных школ и училищ по сей день.

В 1994 году Даниил Крамер открыл в Московской государственной консерватории первый класс джазовой импровизации, преподает в Центральной музыкальной школе, является заведующим эстрадно-джазовой кафедрой в Институте современного искусства в Москве.

 

В России стали популярными сборники джазовых пьес и обработок джазовых тем Крамера, выпущенные различными издательствами.

С 1994 года Даниил Крамер интенсивно сотрудничает с Международным благотворительным фондом "Новые имена", занимающимся высокоодаренными детьми. Он является своего рода куратором классико-джазового направления этой организации. Как результат этой работы, в 2001 году совместно с "Новыми именами" создан детский квинтет "Классика и джаз", который за короткое время своего существования уже гастролировал как в России, так и за рубежом – в Германии и Словакии.

В 1997 году Даниилу Крамеру присвоено звание "Заслуженный артист России", а в ноябре 2000 года он стал обладателем Европейской Премии им. Густава Малера.

Сейчас Даниил Крамер является арт-директором многих российских джазовых фестивалей – в Тюмени, Екатеринбурге, Омске, Перми, Сургуте, Самаре, Нижнем Новгороде, Суздале, Уфе, Саратове.

Им создан существующий уже многие годы уникальный концертно-гастрольный абонемент "Джазовая музыка в академических залах", с огромным успехом идущий во многих городах России.

Даниил Крамер интенсивно занимается организацией и проведением профессиональных джазовых конкурсов в России. Им основан профессиональный юношеский джазовый конкурс, проходящий в г. Саратове. В марте 2005 года впервые в истории России в Москве в Концертном зале Павла Слободкина состоялся первый международный конкурс джазовых пианистов, инициаторами и соорганизаторами которого выступили Павел Слободкин и Даниил Крамер. Даниил Крамер был назначен председателем жюри этого конкурса, среди членов жюри были наиболее известные пианисты из различных стран Европы и России.

 

Мы поместили такую подробную биографию Даниила Крамера, поскольку поговорить с ним удалось совсем коротко. Было очень жаль, поскольку человек он столь же интересный и многогранный, как и музыкант. Может быть, когда-нибудь в другой раз, мы поговорим более подробно. Но, пусть немного, обрисовать образ этого талантливого человека, его отношение к жизни, музыке, к людям все-таки удалось.

Мы познакомились на приеме в посольстве. На следующее утро Даниил Крамер улетал в Москву. Но несмотря на это, он назначил мне встречу в Российском центре науки и культуры на 10.00 и точно в это время появился в вестибюле. Поговорить удалось всего минут 45, и было ужасно жаль, что так коротко. Но, надеюсь, что когда-нибудь мы встретимся снова.

– Вы часто бываете в Вене?

– Приезжаю сюда минимум один раз в год. Бываю проездом. Мои родители живут в Германии, в Любeке, когда я к ним езжу, проезжаю через Вену.

– А я слышала, что вы собираетесь здесь поселиться.

– Я привык, что вокруг меня ходит масса слухов. Бывает даже, что на русских афишах ставят внизу страну моего якобы проживания, например, Францию. В общем, говорят и пишут, что хочется.

– Я к вам навязалась на интервью, потому что встретиться с вами непросто.

– Да, я непрерывно в разъездах, трудно представить такую интенсивность. Вот в ноябре я буду дома всего полтора дня.

– А чем вы занимаетесь, когда удается оставаться в Москве?

– Я заведую джазовой кафедрой в Институте современного искусства в Москве. Веду еженедельные джазовые концерты на канале “Культура”– всего пять минут, но они требуют большой подготовительной работы.

– Как получилось, что вы выбрали джаз?

– Если музыкант “выбирает” искусство, он не будет хорошим музыкантом, не будет естественных отношений между ним и искусством. Бывает, что сначала музыкант играет на одном инструменте, а потом переходит на другой. И это не он выбирает, а инструмент его находит. Я не уходил из классики, просто пришло еще одно искусство.

Я не выбирал джаз. Я импровизировал, сколько себя помню. Я менял мелодии, и из-за этого в Институте Гнесиных у меня были проблемы с текстами подлинников. Я мог изменять Моцарта и не понимал, почему этого делать нельзя. Сейчас я твердо следую канонам, но когда есть возможность что-то изменить, я этим пользуюсь.

– Может быть возможность... менять Моцарта?

– Да, он оставлял места для каденций: например, там, где у него написаны длинные ноты, музыкант может на основе одной ноты сыграть что-то свое.

– По какому принципу вы работаете?

– Я сам про себя говорю, что живу и играю по принципу Окуджавы: ”каждый слышит, как он дышит”. Я категорический противник однобокой  целенаправленности в стиле. Это нужно в предварительной работе. Но сегодня одна публика, завтра – другая, и если ты целенаправленно “пробиваешь” в любом случае одно и то же, искусства не будет. Музыкант и музыка – это продукт окружающей среды на данный момент. Если концерт в церкви – то это один концерт, одна мысль и одна цель. Если ты играешь в салоне друзьям – это другой концерт, другая мысль и другая цель. Хотя генеральная цель искусства, любого искусства, – это создание такого образа, который бы тронул чужую душу, и чем глубже, тем лучше. Все, что делает музыкант, подчинено этой цели. Если же нет, это означает, что он просто не понимает, что он делает. Таких много. Смысл “высказывания” сначала должен появиться в голове. Я играю то, что думаю, то, что понял в своей жизни. С возрастом это приходит от жизненного опыта. И тогда меняется твоя музыка, твои картины... В искусстве есть тот самый образ, который меняет человека. И этим занимаются не политики, не бизнесмены.

  В 15 лет вы стали победителем Республиканского конкурса как пианист (I премия) и как композитор (II премия). Считаете ли вы себя вундеркиндом?

– Я не принадлежу к вундеркиндам, скорее – к музыкантам, которым не все просто дается в жизни. И успех ко мне пришел достаточно поздно.

– У вас покладистый характер, вы с удовольствием общаетесь с людьми?

– У меня специфический характер. Я не тусовщик и не умею льстить и выпрашивать. При моем огромном количестве гастролей я самый большой домосед. Я могу тусоваться, если мне интересны окружающие люди. Если они заодно не делают свой бизнес, как это часто бывает. Я с удовольствием общаюсь, но не люблю, когда время уходит впустую. Я хотел бы потратить его с пользой.

– А что вы любите больше всего, кроме музыки, конечно?

– Я люблю свою семью, очень сильно люблю. Люблю гулять, очень люблю компьютер. Я заядлый геймер (компьютерный игрок. – Прим. ред.). Я ухожу в виртуальные миры, у меня огромная библиотека фантастики. Я никак не мог понять – может, это во мне мальчишество играет. Не в этом секрет – я понял и улыбнулся с оттенком легкого превосходства – крайне важно сохранить детскую часть души. Вы бы видели, как мы с женой ходим по зоопарку! Когда мы приезжаем в новый город, мы прежде всего идем в зоопарк. Я понял, что мне трудно играть, если я вижу только быт. Когда я играю, я рассказываю людям сказки с помощью музыки.

– Но от быта никуда не денешься!

– Да, я менеджер, у меня есть фирма, счет в банке, бухгалтер, я провожу фестивали. Но это не мешает музыке и той части души, которая во мне осталась от ребенка.

– Для вас важно, как слушает публика?

– Я всегда чувствую, как меня слушают. Мне лестно, когда моя игра производит впечатление. Настоящая музыка оказывает магическое впечатление. Я мистик. Музыка мистична. Искусству не доступно чувство “понимаю”, есть – “чувствую”. Но искусство пирамидально, талант не вырастает из ничего. Без ремесла не бывает искусства. В основании пирамиды всегда стоят ремесленники, а в основании искусства – ремесло.

– У вас есть дети?

– Дочь, окончила МГУ, философский факультет, сейчас занимается выбором места в жизни.

– Значит философский склад ума – это от папы?

– Попробуйте представить искусство без философии: бессмысленный набор грамматически красивых фраз. Большинство людей не дают себе труда занять твердую, осмысленную позицию. Я был бы в этом случае тем самым пустозвоном, сверкал техникой, был бы пустым виртуозом. Когда-то я им, видимо, и был. Если бы не философия, я так бы им и остался.

– Вы часто ездите на гастроли. Ведь это так интересно!

– Профессиональные гастроли – это не только интересно и познавательно, это еще и когда ни сна, ни еды. Россия – не Европа. Но я исхожу из принципа: иди, куда тебя зовут. Конечно, я этим и деньги зарабатываю. Но деньги – не главное. Хотя я от них и не отказываюсь.

– Вы верите в Бога?

– Я, не будучи религиозным и не принадлежа ни к одной церкви, необыкновенно верующий человек – до мистики. Эта мистика помогает мне играть. Я играю музыку, как будто колдую. Это магический процесс.

 

Беседовала Ирина Мучкина

Гости издательства Новый Венский журнал

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте