A+ A A-

«Наша задача – развиваться более динамично»

Григорий Рапота:
«Наша задача – развиваться более динамично, без оглядки на традиционные системы, служить примером, полигоном, пилотом»Государственный секретарь Григорий Рапота приехал в Вену, чтобы рассказать представителям деловой общественности Австрии о состоянии и перспективах Союзного государства России и Белоруссии.Государственный секретарь Григорий Рапота приехал в Вену, чтобы рассказать представителям деловой общественности Австрии о состоянии и перспективах Союзного государства России и Белоруссии.

— Какие вопросы обсуждались на вашей встрече в Австрийско-российском обществе дружбы?
— В основном обсуждали вопросы экономического взаимодействия, и я вижу здесь сферу расширения наших возможностей. Союз России и Белоруссии ориентирован в основном на Европу, поэтому отношения с Европой — это «большой кусок» наших политических усилий. Кстати, Белоруссия является географическим центром Европы, о чем я сам с удивлением узнал.
— Что, на ваш взгляд, самое важное для успешной реализации проекта?
— Любой проект — в бизнесе, политике, где угодно, требует четырех составляющих. Первое — это идеология, второе — создание механизма реализации, третье — финансирование и четвертое — информационное сопровождение, которое, я считаю, должно быть более активным. Люди должны понимать, что это за явление такое — Союзное государство. Не потребовалось много времени, чтобы понять, что об этом проекте мало кто знает.
— К Белоруссии на Западе отношение неоднозначное. Как вы собираетесь справляться с этой проблемой?
— Во-первых, я отделил бы одно от другого. Какие бы отрицательные эмоции здесь не присутствовали, экономика Белоруссии все равно развивается. Белоруссия — экспортоориентированная страна, и в этом ее исторические особенности, поскольку еще во времена Советского Союза республика была центром высокотехнологического производства. Примерно половина экспорта идет в Россию, другая половина — в Западную Европу.
Если говорить о санкциях, то наша позиция была четко и прямо обозначена, и не только представителями Белоруссии и России, а также представителем Казахстана, как члена Таможенного союза. Нельзя строить отношения между государствами на базе ультиматумов насчет того, какое жизнеустройство должно быть в каждой стране. Если брать ту же Западную Европу или Cоединенные Штаты Америки, то их отношение к другим странам строится на политике двойных стандартов, поэтому говорить о том, что их рекомендации носят объективный характер, трудно. Мне понравилось, что на Совете Европы резолюция, в которой были обозначены некие дополнительные инспекции со стороны Европы в отношении России, не прошла, потому что рядовые депутаты выступили против, в том числе и представители Великобритании. Тезисы мне показались достаточно убедительными: там говорилось, что, во-первых, нельзя страны политически «стричь под одну гребенку», во-вторых, Россия и все страны СНГ совсем недавно вступили на путь демократии в западном понимании этого слова, и надо дать им «созреть». Я считаю, что терпение в отношении к другим, толерантность — очень важные, ключевые понятия.
— Что отличает СНГ и Союзное государство?
— Принципиальных отличий очень много. Начнем с того, что многочисленные методы, которые получили свое развитие в Таможенном Союзе и в СНГ, были испробованы на двухстороннем уровне Россия–Белоруссия уже в начале 1992 года. После распада Советского Союза было подписано двухстороннее соглашение о создании Таможенного союза, потом — в 1995 году — соглашение о режиме общей таможенной территории и общих внешних таможенных границ. Через семнадцать лет оно было переподписано на троих, включая Казахстан. В рамках Союзного государства решили пойти дальше — создать свою конституцию, единую валюту, какие-то органы управления, предусматривался единый парламент, суд. Это была декларация, она была подтверждена некой программой действия. Вершиной этих усилий должно стать создание Союзного государства как конституционный акт, а это возможно только после выполнения основополагающих условий, то есть должно быть гармонизировано законодательство во всех областях.
Одним из достижений единого государства является то, что ликвидирована таможенная граница. Были созданы одинаковые условия для получения образования, для выбора местожительства и т. д. Сейчас разрабатываются более серьезные направления — например, создание единого энергетического и транспортного пространства, информационного пространства. Разработаны одинаковые условия участия в госзаказе. Обычно в госзаказе участвуют национальные компании (например, в закупке на бюджетные деньги медицинского оборудования или транспортных средств). Сейчас российские фирмы могут участвовать в Госзаказе в Белоруссии, а белорусские — в России. Это приучает всех жить в едином экономическом поле. Я недавно был в Институте им. Курчатова, так вот там один из заместителей руководителя — гражданин Белоруссии. Есть граждане России, которые возглавляют крупные производственные компании в Белоруссии. Создаются глубинные основы для создания союзного государства. Этим мы сейчас и занимаемся.
— Есть какие-то временные рамки?
— Рамок нет. В свое время создавали программу действия, рассчитанную на некий временной период, потом он продлевался. Понимаете, что такое союзное государство?! Передача каких-то полномочий на наднациональный уровень — это тонкая материя. Это означает, что надо поделиться частью своего суверенитета. Вполне возможно, что, перед тем как будут создаваться какие-то наднациональные функции, к ним может присоединиться и Казахстан. Если не захочет, то все останется «в двойке».
Это достаточно творческий процесс, и лично мое внутреннее ощущение: мы не должны гнаться за формой, мы должны думать о содержании. Встал вопрос о некоторых поправках в пенсионное обеспечение. Почему пенсионеры в Белоруссии могут ездить бесплатно в общественном транспорте, а в Москве не могут. Или, скажем, в Москве могут, а в Белоруссии нет.
Очень важный вопрос о собственности Союзного государства — как она должна быть оформлена юридически, кто ей должен управлять, кто ей должен распоряжаться. Когда нам удастся отработать эти формулы — будет положен еще один кирпич в строительство Союзного государства.
— Какая структура будет создаваться?
— Сейчас мы решаем: то ли это будут две структуры на национальных уровнях, то ли это будет какая-то совместная структура. Когда все эти вопросы будут решены, тогда и будет создано Союзное государство. А они решаются непросто. Это новое. Вопрос: а нужно ли это? Какую часть своего суверенного права мы отдать не можем?
— А как эти вопросы решаются в СНГ?
— В СНГ такого нет. Там более свободная степень интеграции. Это Союз Независимых Государств. А здесь возникает взаимная зависимость. Там, для того чтобы вступило в силу какое-то соглашение, надо, чтобы как минимум три государства его ратифицировали. СНГ — очень полезная организация, хотя бы потому что она представляет площадку для регулярных встреч глав государств, глав правительств и министров для обмена мнениями, решения не только экономических, но и политических вопросов.
Есть наиболее продвинутая форма — это Союзное государство, наиболее динамично развивающаяся форма — Таможенный союз, который очень многое в качестве примера берет из Союзного государства, а дальше идет СНГ. В данном случае союз России и Белоруссии — как бы пилотный проект. Если его так рассматривать, тогда все встает на свои места. Будет ли он существовать все время или обретет какие-то иные формы? Некоторые считают, что нужно все передать в динамично развивающийся Таможенный союз. Тоже вариант. Но отдать можно и целесообразно только в том случае, если мы при этом ничего не потеряем. Нам не придется в нашем союзе двух государств опуститься на более низкую ступень. Какое будет развитие событий, жизнь покажет. Наша же задача развиваться более динамично, без оглядки на традиционные системы, служить примером, полигоном, пилотом.
— Вы примете участие в работе ближайшего саммита СНГ?
— Нас всегда приглашают. Я там присутствую как наблюдатель и смотрю, что полезного мы можем перенять. Например, на встрече глав правительств СНГ в Ялте стоял вопрос о создании научно-технического совета. Вопрос модернизации и инновации — это для нас один из ключевых вопросов. Мы сразу же после этого саммита вступили в консультации с наиболее активными участниками этого процесса. Мы создали межакадемический совет, который решает такие же задачи на уровне технического сотрудничества.
— На ваш взгляд, может ли Грузия вернуться в СНГ?
— Трудно сказать. Я, честно, не стал бы делать никаких прогнозов. Понятно наше человеческое стремление делать все быстро и видеть ощутимые результаты — а здесь требуется терпение с обеих сторон. Раны не такого давнего военного конфликта до сих пор болезненны. Должно пройти какое-то время. Я могу сказать как наблюдатель, что сигналы, которые подает новый руководитель грузинского правительства и руководитель победившей партии о желании развивать торгово-экономические связи с Россией, очень обнадеживают. Ну а вхождение в СНГ не накладывает никаких обязательств на государства в отношениях с другими странами. Это довольно свободный клуб, двери которого открыты и для Грузии.
— Как вы себя чувствуете на новой должности?
— Мне везде интересно. Мне по жизни всегда везло, и я никакую работу не находил для себя угнетающей. Вообще у меня смолоду есть принцип: чем глубже ты постигаешь проблему, тем интереснее она становится. Это очень важно — дойти до глубины проблемы, докопаться до ее основ, тогда все становится интересным. Когда ты не понимаешь и не хочешь понять, тогда это начинает тебя раздражать, угнетать. У меня таких ситуаций в жизни не бывает. Каждая работа по-своему интересна. Мне очень нравились мои занятия на всех этапах моей жизни.
— А вы больше в Москве живете или в Белоруссии?
— Больше в Москве, потому что там расположена штаб-квартира.
— Говорят, что в Минске и чище, чем в Москве, и как-то более упорядоченно. И больше похоже на Советский Союз.
— Да, это в общем сложившееся представление. Вся страна ухоженная. Я не скажу, что там люди живут намного богаче, чем в России, но они как-то достойно живут, чисто живут. Очень хорошие дороги. А это дорогое удовольствие. Понятно, что-то осталось в наследство от Советского Союза, но очень много построили и в постсоветское время.
— Видите ли вы какие-то отличия россиян от белорусов?
— Дело в том, что в самой России люди очень сильно различаются. Я работал в Южном федеральном округе, а потом перебрался в Приморский федеральный округ. И люди там совершенно разные. Когда мы сравниваем белорусов с жителями Пермского края — это одно, с жителями Краснодарского края — другое. С москвичами никого сравнивать нельзя, потому что это аполитичный город, как любая крупная столица. Просто здесь правильнее говорить о том, что из себя представляют белорусы. Есть такое сложившееся мнение, что белорусы — это народ трудолюбивый, законопослушный, скромный, более близкий по менталитету к европейскому. Сказывается историческое влияние. Там живет много литовцев и поляков, что тоже откладывает свой отпечаток на ментальность народа. В России к белорусам очень теплое отношение. Ни от кого я не слышал слова, которые могли бы их как-то унизить. Конечно, в каждом народе есть всякие люди — кто-то же устроил взрыв. Везде хватает ублюдков. Но это исключение из правил.
— В Австрии есть несколько русскоязычных общественных организаций, которыми руководят выходцы из Белоруссии. Это очень активные и творческие люди.
— Вы теперь можете совершенно смело еще больше включать их в свою работу, поскольку мы представляем единое Союзное государство.
— Вы Вену успели посмотреть?
— Да я уже десяток раз здесь бывал. Даже приезжал на отдых с женой. Мы брали машину и ездили по Австрии. Мне нравится сама страна, мне нравятся австрийцы. Здесь многому можно поучиться. Везде можно новому поучиться, если внимательно смотреть, как люди живут, в том числе и в Австрии. Мы здесь неоднократно бывали в Оперном театре, в последний раз не далее как позавчера. Я даже как-то приезжал кататься на лыжах, хотя лыжник я не самый сильный.
В прошлый приезд мы ездили смотреть мусоросжигающий завод. Эта тема встает постоянно. В России мусора много и свалок много.  У нас территория большая, вот и забрасывают ее мусором. Правда, оказалось, что природа очень уязвима, даже если ее много, поэтому вопрос об утилизации мусора поднимается сейчас на всех уровнях. То, что здесь делается в этой области, производит впечатление. А сейчас поедем смотреть сельское производство. Здесь развито сельское хозяйство, и в Белоруссии тоже —  может, какие-то совместные проекты организуем.

Интервью брали Юрий Козлов
и примкнувшая к нему Ирина Мучкина
Фото Екатерины Прокофьевой

Гости издательства Новый Венский журнал

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте