A+ A A-

Ханнес Хофбауэр: «Мы должны наводить мосты, а не разрушать их»

Книга "Россия образ врага",  Ханнес Хофбауэр

В Австрии, Швейцарии и Германии его книга «Россия: образ врага. История одной демонизации» выдержала шесть изданий. В России она стала известна благодаря великому дирижеру, художественному руководителю Мариинского театра Валерию Гергиеву, который почти случайно узнал в Вене об этой книге.

И сделал все, чтобы ее перевели на русский язык. На презентации книги в Москве Ханнес Хофбауэр ответил на вопросы журналистов, в том числе и на мои.

– Господин Хофбауэр, откуда корни Вашего столь доброго отношения к России? (Уместно уточнить, что отец Ханнеса был солдатом вермахта и в 1945 году побывал в советском лагере для военнопленных).
– Я всегда был сторонником антивоенных движений. Мы живем в очень неспокойное время. Идут войны на Украине и в Сирии. В юности я выступал против довооружения НАТО – это было в 80-е годы прошлого века, когда размещались ракеты среднего радиуса действия в Германии, которые были направлены, прежде всего, на Советский Союз. Именно это обстоятельство и определило мою дальнейшую антивоенную деятельность.
Война против Сербии и Югославии, по существу, – война против российских интересов на Балканах с целью привязать разрозненные части Сербии и Югославии к экономическим и военным интересам США.
Все это стало побудительными мотивами для моего творчества.
Кстати, никаких родственных связей с Россией у меня нет. (Улыбается).
– Какова реакция в политических кругах Запада на Вашу книгу? Ведь Ваша точка зрения не совпадает с официальной…
– Крупные издательские дома, такие как «Шпрингер», «Цайтунг», «Франкфуртер Альгемайне цайтунг», в большинстве просто отмалчивались. А интернет-издания приглашали меня на дискуссии, интервью. Мы много спорили, обсуждали, и это нормально. В итоге это привело к тому, что продажи в немецкоговорящих странах были очень хорошие. В Германии, например, тираж книги составил 15 000 экземпляров.
– Кому Вы адресуете эту книгу? Что Вас подвигло взяться за российскую тематику?
– Для кого я написал эту книгу? Понимаете, в немецкоязычном пространстве, особенно в Германии и Австрии (швейцарцы немножко в стороне – они сыр продают, в санкциях не участвуют, у них все нормально), хотят, чтобы отношения с Россией улучшались. Если бы в Австрии сейчас прошел референдум, то большинство высказалось бы за отмену санкций против России. Это связано в первую очередь с экономикой. Наш энергетический концерн OMV против санкций, и общее восприятие (среди населения) такое же. Интересную картину мы наблюдаем: средства массовой информации, многие политики критически смотрят на Россию, даже враждебно высказываются, а крупный, средний бизнес и простые граждане этого вообще не понимают и настроены на хорошие отношения с Вашей страной. Я написал книгу для них. Она популярна в немецкоязычном пространстве. Таких людей, которые любят Россию, на Западе много.

Ханнес Хофбауэр, писатель Понимаете, моя книга – это и о восприятии России на Западе. С течением времени оно сформировалось как негативное. Но ведь оно не всегда было таким. В девяностые годы, в потерянное десятилетие, как говорят у Вас, образ России на Западе был совсем другим. Первого президента России Бориса Ельцина представляли как героя. И одновременно это был самый слабый период в современной российской истории – дикая приватизация, территориальная дезинтеграция. Все это способствовало тому, что Запад перестал воспринимать Россию как опасность. Даже когда Ельцин обстреливал Белый дом, на Западе это было воспринято как необходимость в рамках демократических преобразований.
Первые разногласия после краха Советского Союза между Западом и Россией возникли 24 марта 1999 года, когда была начата необъявленная война против Югославии. Российский премьер-министр Примаков, который отправлялся с официальным визитом в Вашингтон, развернул свой самолет в воздухе. Произошел первый водораздел в официальной политике, поспособствовавший дальнейшему ухудшению отношений между Востоком и Западом.
Когда к власти пришел Путин и начал проводить административные реформы, попытался вновь подчинить экономику государственной логике, для западных СМИ это послужило сигналом, чтобы начать представлять Россию в негативном свете.
Есть еще несколько поворотных моментов. Это война за Абхазию и Южную Осетию в августе 2008 года, когда российская армия впервые покинула границы страны. У этих государств были территориальные сложности. Я в своей книге и про Приднестровье пишу, и про Абхазию, и про Южную Осетию...
В 1991 году Запад сказал: «Мы выступаем за Россию». В 2000-м, когда к власти пришел Путин, Запад объявил: «Мы выступаем вместе с Россией». А с 2008 года Запад говорит: «Мы выступаем против России». За – вместе – против… Вот такая трансформация…
…Книга достаточно глубоко погружается в историю. Первый образ врага, который я нашел, относится к 1480 году. Йоханес фон Глоба назвал русских «грязными», «варварами», «неверующими», «азиатами». Этот образ сохраняется столетиями. И все время возникает, когда отношения ухудшаются. В книге я рассматриваю геополитические аспекты.
Конечно, это очень сегментарный образ Вашей страны. В сфере культуры восприятие России на Западе всегда было положительным.
Сейчас мы оказались в очень опасной ситуации, когда есть крайне неверное представление о кризисе на Украине, которое распространяется на Западе. На Россию возлагается ответственность за все, что происходит на Украине, но не приводится никаких доказательств. У меня возникло много вопросов по этому поводу. И стало понятно, что Евросоюз, и в особенности Польша и Швеция, в какой-то мере Германия, в значительной степени несут ответственность за происходящее. Особенно, когда американцы взяли на себя руководство событиями на Майдане. Движущей силой в украинском вопросе был, на мой взгляд, Евросоюз, а США в конце февраля взяли на себя духовное лидерство. Джон Маккейн (председатель комитета Сената США по вооруженным силам. – Прим. автора.) в те дни прямо сказал, что Россия начинается в Киеве. То есть речь шла не об Украине, а о политике сдерживания. Может быть, даже о смене правительства в России.
Это вообще целенаправленная работа Евросоюза с постсоветскими республиками – с Украиной, Молдавией, Грузией… С тем, чтобы привязать их к Евросоюзу, не предлагая в нем членства. Затем саммит в Вильнюсе в 2013 году, где Янукович сказал «нет» ассоциации с Евросоюзом. На мой взгляд, с точки зрения экономики это было правильно. Такое решение было связано, конечно же, и с политическим и экономическим давлением из Москвы. Сергей Глазьев объяснил смысл и необходимость этого «нет». Как следствие, Евросоюз не принял такой ответ. Это стало началом распада Украины. Началом Майдана, затем Антимайдана…
В конечном итоге возникла экономическая война, которая длится уже пять лет. Санкции со стороны американцев и Евросоюза – контрсанкции со стороны России… Каждые полгода США и Евросоюз продлевают их.
В апреле этого года санкции были еще более ужесточены в отношении российского капитала и российских предприятий. Причем американское законодательство применяется и против европейских партнеров.
Если обобщить, американцы вводят санкции, которые касаются не только России, «Газпрома», Дерипаски и прочих, но и европейских партнеров, то есть потенциальных конкурентов американской стороны. Не надо забывать, что это в какой-то степени направлено и против Трампа. Конгресс и Сенат США свели все к тому, что президент в этих санкциях ничего не может изменить. Конгресс и Сенат могут снять их только в случае смены правительства в России.
Есть не только экономические санкции, которые вводит Запад, но и дипломатические, которые начались с делом Скрипаля. В этом вопросе замечательно проявил себя австрийский канцлер, который сказал, что хорошо бы зафиксировать в протоколе такие события. И не стал высылать российских дипломатов из-за дела Скрипаля. Австрия пойдет на подобный шаг только в том случае, если будет доказано, что Россия вовлечена в отравление этого агента. Австрийская Республика заранее заявила о себе как о площадке, где можно говорить об этих проблемах.
– Вы видите какую-то закономерность враждебного отношения к России?
– Я бы сказал – нет. За всем скрываются чьи-то интересы. Интересы Запада приводят к тому, что вот, допустим, ввели санкции. Я не воспринимаю аннексию Крыма как таковую. Экономические цели преследуются в Европе, а геополитические – в США. Санкции вредят немецкому бизнесу, а американскому бизнесу они не вредят. Это показывает, что Германия не является на сто процентов суверенным государством.
Концерны Siemens и Mercedes-Benz против санкций. Слишком сильное давление на Германию. Я представляю нейтральную Австрию и предполагаю, что это так. Экономически эту ситуацию объяснить нельзя.
– Господин Хофбауэр, что нового о Западе расскажет Ваша книга русскому читателю?
– Кое-что новое есть. Это не история России, это не было моей задачей. Самое интересное – источники. Что писалось о России за столетие в Англии, во Франции, в Германии. Альфонс Паке, немецкий поэт, писатель и публицист, в 1918 году отправился в Москву в качестве корреспондента газеты «Frankfurter Zeitung». Итогом этой поездки стали две книги: «Дух русской революции» и «В коммунистической России». Так вот он писал: «Мы из России сделаем каменоломню и из этих камней построим мост из Европы в Азию». Это очень враждебный образ России. Увы, он существует в Германии до сих пор. Примеры можно найти в книгах по географии, по истории…
– Ваш коллега по творческому цеху, писатель Пауло Коэльо, сказал, что лучший воин тот, кто может сделать врага своим другом. Вы с этим согласны?
– Хочется думать, что мой скромный вклад именно в этом и состоит. Я много путешествую, выступаю на пресс-конференциях, в учебных заведениях, в книжных магазинах, рассказываю о России… Все мы должны наводить мосты, а не разрушать их, распространяя ненависть.


Сергей Рыков,

«Столетие»

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте