A+ A A-

Самоирония как национальная черта, или Почему австрийцы любят разглядывать свой пуп

Самоирония, Юмор австрийцев

Посмеяться над собой – значит лишить этой возможности других.

Любая нация – это не только индивидуальная история, культура и ценности, это еще и специфический юмор. Шутят везде на одинаковые темы, но преподносят по-разному.

Интересно, как обстоят дела с юмором у австрийцев. Обладают ли они такой же широкой душой, как и русские, готовы ли смеяться над простыми житейскими вещами и смогут ли с юмором подойти к той или иной ситуации?

Главное отличие юмора австрийцев – это способность смеяться над собой. Самоирония помогает им проще смотреть на жизненные неурядицы, даже если они слишком серьезны. История страны в течение многих веков воспитывала в них выносливость, закалку и готовность к худшему. А как же переживать катастрофы без иронии? Доподлинно неизвестно, легенда это или действительно произошедший эпизод, но один австрийский генерал, когда положение страны было весьма плачевным и надвигалась очередная катастрофа, сказал: «Положение хоть и безнадежно, но совсем не серьезно». Сейчас эта фраза считается крылатой и для многих австрийцев служит в некотором смысле девизом.
Любовь к сарказму и красному словцу – еще одна отличительная черта австрийского юмора. Благодаря высококлассному остроумию люди способны замечать смешное в обыденном, в юмористической форме указывать другим на их пороки и не совсем правильное поведение или черты характера. В австрийской литературе числится огромный ряд произведений, где с помощью сарказма героев обличают в грехах. Во многом этому способствуют говорящие имена и названия. Одним из ярчайших примеров служит творчество писателя-комедиографа Нестроя. В его работах сплошь и рядом встречаются такие персонажи, как, например, Lumpazivagabundus, имя которого состоит из слов «Lump» (то есть негодяй, подлец) и «Wagabund» (бродяга). А венский диалект особенно богат разнообразными «говорящими выражениями». Например, проституток здесь называют Грабенскими нимфами («Grabennymphen») еще с тех времен, когда самая популярная и «дорогая» ныне улица Вены Грабен (Graben) славилась девушками легкого поведения.
Юмор австрийцев формировался веками и нельзя не заметить, что на него повлияли другие народы и страны. В нем можно найти отголоски национального венгерского пессимизма, черты чешского сюрреалистичного озорства, примесь итальянских забав. Австрийские культурные деятели с еврейскими корнями также внесли свою лепту в создание неповторимого юмора. Он стал более жестким, но не жестоким, приобретя некоторую способность «самообороны» от чужих нападок. Что касается игры слов, то это точно не к австрийцам. Они и не любят, и не понимают шутки подобного рода, предпочитая высмеять нечто прямо, например, при помощи сарказма или немного жесткой иронии. Да и вообще, иногда излишнее остроумие и самокритика для них – это некий защитный механизм. Ведь, как известно, насмешка над самим собой уберегает от возможности кому-либо посмеяться над вами. Одним австрийским политиком была сказана фраза: «Австриец любит разглядывать свой пуп. Я имею в виду, что он видит в себе весь мир».
Интересно, а поймут ли австрийцы наш юмор? Станут ли смеяться за компанию во время рабочей конференции, на которой русские часто используют шутки и смех как средство психологической разрядки? Ответ – «нет». Максимум, чего можно добиться в таком случае от австрийца, – это снисходительная вежливая улыбка. Если удастся почувствовать себя с ними «на одной волне», то это, скорее всего, исключение из правил.
В любом случае, чувство юмора и умение смеяться – это огромный дар. И неважно, какой вы национальности, если искренне смешите близких вам людей.

Яна Додина,
Молодежная редакция

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте