A+ A A-

Парковый модерн Фридриха Оманна 2

На смену эпохи историзма пришел стиль модерн, который оставил значительный след в европейской культуре XIX–XX столетий. Основной его характеристикой являлось использование растительных мотивов и изогнутых плавных линий.

 

Оранжерея в Бурггартене
С 1899 по 1907 годы Ф. Оманн  руководил строительством Нового Хофбурга, в рамках которого была возведена новая оранжерея Бурггартена – Пальменхаус.
Изначально Бурггартен, или как еще его называли Императорский сад, был построен в период с 1818 по 1823 годы по проекту архитектора Людвига фон Реми (Ludvig von Remy) и воплощен в жизнь дворцовым садовником Францем Антуаном. Во второй половине XIX столетия сад неоднократно подвергался композиционным изменениям. Так, в результате реконструкции, начавшейся во время правления императора Фердинанда I и продолжившейся в период нахождения у власти императора Франца Иосифа, сад обрел черты ландшафтного, живописного стиля. Изменились планировка, рельеф и размер самого сада, увеличению которого способствовал снос в 60-х годах XIX столетия фортификационных городских сооружений. В 1818–1826 гг. в саду, на месте застройки XVII-го века, была построена оранжерея, ставшая одним из первых сооружений из стекла и стали в Вене. Она выполняла репрезентативную функцию и использовалась для проведения приемов и праздников.
Строительство Нового Хофбурга в 1881–1913 годах внесло значительные изменения в «ансамбль трех садов» – Фольксгартена, Хельденплац и Бурггартена, в результате чего последний оказался отрезанным от остальных двух садов и потерял часть своей территории, что повлекло в свою очередь необходимость проведения очередной его реконструкции. В этот период в саду появляются новые декоративные элементы, на месте старой оранжереи возводится новый Пальменхаус, автором которого и выступил Ф. Оманн.
Проектирование и строительство «Нового зимнего сада» велось в период с 1901 по 1906 годы. Его архитектура была смесью позднего историзма, барокко и модерна и являлась прекрасным дополнением к ансамблю Нового Хофбурга. Пальменхаус был выполнен из стекла, стали и камня и стал одним из наиболее выразительных образцов венской архитектуры рубежа XIX–XX столетий. Сооружение имело длину 180 м и ширину 13 м и состояло из пяти частей: самой высокой средней части, двух крыльев и двух башен, построенных последователем Ф. Оманна Людвигом Бауманом. Изначально существующий одноэтажный переход от оранжереи к императорскому дворцу по указу Франца Фердинанда был снесен, поскольку перекрывал вид на дворцовый фасад императорской библиотеки.
На фасаде центральной части оранжереи расположилась колоннада из шести элементов, увенчанных вазами, и двух пилонов со скульптурными группами.
В архитектуре оранжереи гармонично сочетались рустованные фасады центрального портика и угловых башен и стеклянные перекрытия. Как во многих других венских постройках того времени, в сооружении Пальменхауса использовалось несколько видов камня, привезенного из отдаленных уголков Габсбургской империи.
Центральным орнаментальным растением, как и в случае с набережной Штадтпарка, выступил виноград: стены внутреннего пространства зимнего сада украсили изображения виноградников (художники Рудольф Веер, Эдмунд Хельмер, Йозеф Мизельбек).
После строительства Пальменхаус выполнял функцию императорского зимнего сада, теплицы, цветочного салона и др.
Сочетание функционального стекла и железа, монументальных форм позднего классицизма, оформления в духе Венского сецессиона, а также отдельных барочных элементов с ионическими колоннами в итоге создало, по мнению современного австрийского архитектурного критика Фридриха Ахляйтнера, один из «красивейших представителей венской архитектуры рубежа XIX–XX веков». 
Мемориал императрице Елизавете в Фольксгартене
Поводом для строительства мемориала послужила трагическая смерть от рук анархиста императрицы Елизаветы в Женеве в 1898 году. Появлению мемориала в венском саду Фольксгартен предшествовали шесть лет дискуссий о его размещении и концепции. Была создана специальная комиссия во главе с императором Францем Иосифом, проведены два конкурса, на которых были представлены около 70 проектов. Однако победитель так и остался не выявленным. Будучи на посту руководителя строительства Нового Хофбурга, Ф. Оманн в 1903 году вне конкурса представил свой проект мемориала, который был в итоге и выбран комиссией для дальнейшей реализации.
Место для размещения мемориала, недалеко от императорского дворца, было определено самим Францем Иосифом. Вытянутый вдоль Лёвельштрассе участок Фольксгартена был огражден от остального сада густой растительностью, что придавало ему интимный, приватный характер. Это как нельзя лучше подходило для размещения памятного объекта.
В соавторстве с Ф. Оманном работал скульптор Ганс Биттерлих, который стал автором скульптуры императрицы. Г. Биттерлих никогда лично не видел императрицы Елизаветы и вынужден был полагаться на ее фотографии и, в особенности, на любимый Францем Иосифом образ 30-летней Елизаветы на портрете художника Георгия Рааба. Именно в этом возрасте она была запечатлена в 2,5-метровой статуе мемориала, изваянной из 15-ти тонной глыбы мрамора.
Скульптору хорошо удалось передать всю тонкость натуры императрицы, ее одиночество и отрешенность от внешнего мира. Элементы памятника – открытая книга, розы, две собаки у ног императрицы Сиси – олицетворяют ее не как представительницу монархии, а, скорее, как частное лицо. Тематика роз была выбрана неслучайно: молодую императрицу часто сравнивали с бутоном розы и изображали на их фоне; поэт И. Непомук называл ее «розой Баварии», первым подарком будущей невестке от императрицы Софии были переданные с Францем Иосифом в Мюнхен зимой 1853 года букет и венок из свежих роз.
В концепции проекта Ф. Оманна также нашла отражение личность императрицы. По замыслу архитектора, мемориал создавался по образу римского «храмового комплекса», сердцем которого стал «храм Елизаветы» или, как его назвал сам Ф. Оманн, «Святая святых».
Выбор архитектором тематики «храма», как места поклонения и почитания императрицы, был неслучаен. Если при жизни императрицы Елизаветы о ней говорили немного, то после гибели отношение к ней изменилось. Печальная судьба Елизаветы превратила ее в историческую личность с трагической судьбой и ореолом мученицы.
К окруженному рощей «храму» подводила липовая «священная аллея», движение по которой было сравнимо с дорогой паломников к античному храму. От аллеи и далее по двум сторонам боулингрина дорожка вела к «входу» в «храм», обозначенному двумя колоннами, увенчанными урнами и арками с трельяжами и диким виноградом.
В архитектуре и декоре «храма Елизаветы» явно прослеживались черты барокко с обращением к теме античности, а также черты Венского сецессиона со склонностью к лаконичному дизайну, четким объемам и квадратным очертаниям. Современный австрийский архитектурный критик Фридрих Ахляйтнер описал концепцию мемориала как «структурную реализацию барочного и импрессионистского видения в атмосфере нового века».
Концепция «храма» четко выявлена и в плане композиции мемориала. Вытянутое пространство участка Фольксгартена как нельзя лучше подходило по задумке Ф. Оманна для организации трехнефового крестообразного «храма» Елизаветы. В планировке этой открытой части композиции прочитываются главные составляющие христианского храма: преддверие к храму, центральный и боковые нефы, средокрестие, апсида и престол. Преддверие к «храму» обозначалось цветником, центральный неф был представлен в виде зеленого боулингрина. Центральное место престола занимала скульптура императрицы Елизаветы на постаменте. Апсида из арок с трельяжами и высокая живая изгородь обеспечивали надлежащий для белой скульптуры фон. У подножья императрицы, в средокрестии «храма», находился декоративный водоем геометрических очертаний с двумя высокими чашами фонтанов. По обе стороны «храма» располагались пристенные фонтаны и фигуры девушек, удерживающих кувшины с выливающимися струями воды.
В проекте мемориала, как и в проекте набережной Штадтпарка, Ф. Оманн вновь обращается к свойственному для Венского сецессиона символизму. Императрица Сиси, как ее нежно называли в народе, большинство времени была вне жизни дворца и императорской семьи. Она любила уединение и сторонилась общества. Боулингрин, заниженный газон, а затем и водоем отделяли посетителя от самой императрицы, символизируя ее уединенность.
Официальное открытие мемориала с участием императора Франца Иосифа состоялось 4 июля 1907 г. Мемориал стал еще одним знаковым для Венского сецессиона ландшафтным объектом и новым эталоном в монументальном искусстве.
Использование классических приемов и элементов, активное введение воды, взаимодействие архитектурных и растительных элементов позволило Ф. Оманну создать особую ауру мемориала, которая была обращена к эмоциям и переживаниям посетителя.
Заключение
Участие Ф. Оманна в знаковых градостроительных, архитектурных и ландшафтных проектах позволило ему стать одним из ведущих архитекторов своего времени, творчество которых прочно вошло в историю. Несмотря на то, что австрийским архитектором не было создано большого числа зданий, а многие его крупные градостроительные проекты так и остались нереализованными, он смог найти свой индивидуальный подход к использованию в творчестве традиционного и современного искусства. Ф. Оманну, больше чем другим архитекторам того времени, удалось достичь синергии между различными архитектурными тенденциями и национальными мотивами. В его ландшафтных работах создался гармоничный симбиоз между архитектурой и природой, ставший ярким примером стилистических направлений модерна и неоклассицизма рубежа XIX–XX столетий. Выполненные Ф. Оманном проекты набережной реки Венки в Штадтпарке, оранжереи Пальменхаус в Бурггартене и мемориала императрице Елизавете в Фольксгартене позиционируют его как ведущего ландшафтного архитектора периода Венского сецессиона.

Марина Сидоренко,
кандидат архитектуры, Вена, Австрия

Начало в №8/2013

Вена по-русски - достопримечательности Вены и Австрии

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте