A+ A A-

Пратер - там всегда праздник

 

Немного истории
Самое первое упоминание о Пратере встречается в летописи при кайзере Фридрихе Первом в 1162 году.
В 1560 году по приказу австрийского императора Максимилиана Второго земли Пратера были принудительно выкуплены у частных владельцев. Так, у придворных появилось ещё одно охотничье угодье.
Не верится как-то в то, что леса Пратера (сегодня – часть второго района современной Вены, то есть практически центр города) были когда-то богатыми на оленей, косуль, фазанов, бекасов, кабанов, зайцев, лис и барсуков. На оленей охотились здесь вплоть до 1880 года, а на мелкую дичь – до двадцатых годов нынешнего столетия. Эти благодатные места тщательно оберегались от простого люда. Уже в 1592 Рудольф Второй издал первый указ о строгом наказании за незаконное проникновение на территорию Пратера. Подобные указы об охране господских охотничьих земель исправно обновлялись и при последующих правителях.
Мария Терезия в 1759 году несколько ослабила запреты и официально разрешила посещать часть Пратера – Центральную аллею. Правда, только особо приближенным ко Двору вельможам, причем гости ни в коей мере не должны были причинять вреда водящейся в здешних лесах дичи.
И, наконец, в апреле 1766 года унаследовавший австрийский престол кайзер Йозеф Второй объявил охотничьи поместья Пратер и Аугартен (сегодня – тоже часть второго района Вены) открытыми для общественности. А уже в 1775 году вокруг Пратера были убраны даже ограждения.
В 1766 году Йозеф Второй предложил кулинарам и гастрономам Вены разместить свои заведения на территории Пратера. С готовностью откликнулись 66 Виртсхауза (трактиры-закусочные с типичной венской кухней) и 46 пивных ресторанчиков. И даже холодные весна и лето 1766 года не помешали тому, что уже в том же году посетителей в праздничные и воскресные дни было здесь великое множество.
Совершенствуясь из года в год, Пратер постепенно превращался в одну из крупнейших индустрий свободного времени Европы, в излюбленное место отдыха австрийцев и приезжих.
Во время второй мировой войны Пратеру немало досталось. В апреле 1945 года шестая немецкая танковая дивизия выбрала Пратер местом обороны от стремительно наступающей советской армии. Интенсивные огневые атаки стёрли с лица земли практически все здешние кабачки и увеселительные заведения, а уже десятого апреля Пратер был полностью сдан.
Во времена, когда многие голодали, когда не хватало строительного материала, инструментов, вещей первой необходимости, жители города всё-таки с оптимизмом думали о восстановлении любимого всеми места отдыха. В ноябре сорок пятого года было создано общество энтузиастов по восстановительным работам на территории Пратера. И уже в конце 1953 года общество, успешно выполнив свою задачу, было распущено: все нанесенные во время войны повреждения были ликвидированы.
Вюрстельпратер
В народе это богатое на пивные и закусочные место изначально получило название "Wuerstelprater" ("Вюрстельпратер" – в дословном переводе "сосисочный Пратер"). Разрастался "Вюрстельпратер" с завидной скоростью. Сразу в 1766 году здесь были установлены первые качели и устроены различные игры для детей, включая круговые катания на пони. В 1780 здесь работало 43 виртсхауза и несколько первых аттракционов. В 1782 году в Пратере было 47 строящихся объектов. Первой была сдана в эксплуатацию "Оптика нова", где гости Пратера могли полюбоваться панорамой Лондона, позже - Вены, Праги, Парижа, Гибралтара и Ст.-Петербурга.
Между 1782 и 1790 годами на месте старых охотничьих домиков были построены три крупных Кафе-Хауза, каждый из которых имеет свою удивительную историю. В первом выступал с концертами Бетховен, работало варьете, а известный венский чудак Август фон Шенк голодал перед гостями 21 день подряд. В 1938 году эта кофейная закрылась, а в 1945 году была уничтожена во время очередной воздушной атаки. Теперь на его месте находится детская игровая площадка.
Второй Кафе-Хауз мог похвастаться не столько своей элегантностью, просторным салоном и залом для игры в бильярд, сколько частыми выступлениями знаменитых Штраусов – отца и сына. Но участь его была не завиднее участи первого кофейного дома в Пратере: в 1945 году он был полностью разрушен бомбами. Пожалуй, самая яркая история у третьего дома. Этот Кафе-хауз был отстроен в 1802 году и оставался открытым для посетителей даже зимой. (Кафе и закусочные Пратера обычно открыты только в сезон – примерно с апреля по октябрь). Его зал вмещал пять тысяч посетителей, для которых регулярно выступала кайзеровская военная капелла. Здесь проводились концерты, фестивали, ставились пьесы, давались балы... Но в 1920 году третий кофейный дом Пратера настиг жесточайший пожар. В 1945 это заведение было сильно разрушено и, к сожалению, уже никогда ему не было суждено приобрести свой изначальный блистательный вид. В 1962 году здание последнего из знаменитых венских кофейных домиков в Пратере было окончательно снесено.
Человек любых интересов всегда мог найти себе в Пратере что-нибудь подходящее. Так оно и осталось по сей день: одни приходят сюда хорошо поесть, например, в переполненном в любую погоду, известном даже за пределами Австрии "Schweizerhaus" ("Швайцер-Хауз"), где всегда в достатке отменное пиво "Будвайзер" и типичная венская закуска Штельце (искусно приготовленная свиная ножка). Других влекут сюда бесконечные возможности поразвлечься при помощи постоянно обновляющихся игр и аттракционов.
"Может, ещё один круг?"
Бесспорной жемчужиной Пратера можно назвать колесо обозрения "Riesenrad" (Ризенрад – огромное колесо), вот уже сто лет доставляющее удовольствие посетителям. Как любят подчёркивать австрийцы, если не сделал круг на Ризенрад, то считай, что и в Вене не побывал. Мы с этим согласны, а потому и присутствует силуэт знаменитого колеса на эмблеме нашего журнала.
В 1896 году английский инженер В. Бассет начал работы по строительству колеса обозрения на территории Пратера. И уже в середине следующего года первые гости поднялись над Веной на немалую по тем временам высоту – 65 метров.
Ризенрад предоставляет нам, жителям и гостям Вены, уникальную возможность окунуться во времена столетней давности. А уникальна эта возможность потому, что возведённые Бассетом подобные объекты в Чикаго, Лондоне, Блэкпуле и Париже давно уже снесены. До наших дней дошло только венское колесо. С 1939 года Ризенрад, как памятник культуры, находится под охраной государства. Венское колесо обозрения чудом уцелело даже во время огневой атаки в апреле 1945 года. Правда, 30 вагонов было всё-таки разрушено. 15 вагонов для колеса обозрения были отстроены заново. И с 25 мая 1947 года Ризенрад снова в постоянной эксплуатации. Правда, теперь у колеса в два раза меньше вагонов, чем в начальном варианте. Сделано это было намеренно, иначе высадка и посадка занимали слишком много времени, и колесо приходилось приостанавливать. В этом году перед началом сезона, к столетнему юбилею, Ризенрад был отреставрирован. На его гигантскую железную конструкцию весом в 430 тонн было нанесено пять тонн свежей серебряной краски стоимостью в 7,5 миллионов шиллингов. И никто из австрийцев не рассматривает это как неразумное расточительство. С высоты колеса ежегодно наслаждаются панорамой Вены 750 тысяч посетителей. Ведь даже знаменитый агент 007 Джеймс Бонд (в исполнении выдающегося английского актера Тимоти Далтона) не смог, находясь в Вене, избежать искушения подняться над городом в старом вагончике колеса обозрения. А исполняющий роль работника Пратера австрийский актер на исконно венском диалекте любезно предложил ему при высадке: "Может, ещё один круг?".
Среди менее знаменитых, но не менее любимых аттракционов Пратера выделяется "Liliputbahn" – Лилипутбан (лилипутская дорожка). Поезда этой дорожки накручивает свои километры по территории Пратера с 1938 года. Сначала колея его вела к Ротонде, а с 1933 года маршрут его несколько изменился, и теперь Лилипутбан доходит до Пратерстадион (крупнейшего в Австрии спортивного стадиона). Длина его узкоколейки – 4,2 километра, скорость – 25 км в час. Один состав вмещает 200 пассажиров. Весной 1945 года оставшиеся после бомбежек части Лилипутбана были растащены частично оккупационными войсками, а частично и местными жителями. Благодаря усилиям Общества по восстановлению Пратера с 1 мая (дата проведения ежегодного традиционного фестиваля "Пратерфест") 1947 года Лилипутбан снова колесит между местами досуга. А мест тех, как известно, великое множество и на любой вкус.
Для тех, кто жаждет острых ощущений, Пратер предлагает, например, поезда своего Гайстербана (поезда духов), посещаемого в основном тинейджерами.
Любителям зрелищ
Австрийцы всегда любили праздники. Причём праздники зрелищные, незаурядные. И неотъемлемой частью празднества издавна стали здесь фейерверки. По распоряжению кайзера Иосифа Второго в Вену был вызван иноземный мастер П. Жирандолини, который и устроил первый салют-фейерверк в мае 1771 года. А уже в 1773 году у Жирандолини появилась серьёзная конкуренция: к организации зрелищных салютов подключился немецкий мастер Г. Штувер. (Георг Штувер известен ещё и как пионер австрийского воздухоплавания. Его первый воздушный шар с экипажем на борту был запущен перед собравшимися зрителями летом 1784 года).
В тогдашнем Пратере на месте современной Штуверштрассе (названной в честь легендарного "шоу-мастера") он оградил специальную лужайку, а для посетителей даже отстроил зрительную трибуну . С 1777 года Штувер по несколько раз в году устраивал на радость жителям и гостям города фейерверки. Со зрителей (трибуна вмещала до 15.000 человек) он не забывал спрашивать и плату за вход. Народ к Штуверу валил, как говорится, валом. Правда, в те времена была такая примета: если Штувер назначил дату своего фейерверка, непременно быть в этот день дождю. Но, несмотря на капризы венской погоды, трибуна Штувера никогда не оказывалась пустой. Так успешно проводил он свои зрелищные салюты вплоть до 1879 года. Потом же, когда он состарился, а достойного продолжателя дела пока не нашлось, фейерверки на время перестали быть частым явлением и давались лишь по какому-либо поводу, например, к 50-летию кайзера Франца Иосифа или по окончании турецкой войны 1883 года. С начала нынешнего столетия организацию фейерверков переняла фирма "Пинто", и красочные салюты по сей день радуют посетителей Пратера. Не вместить в одной статье всего об уникальном явлении Пратера. О нём написаны книги на многих языках. Очевидно одно: Пратер – самое доступное место для желающих поинтереснее скоротать свой досуг. Здесь Вы сможете побродить по Центральной аллее, украшенной со времен Марии Терезии дивными каштановыми деревьями; сможете отведать варёной кукурузы или почти "по-нашенски" засоленных огурчиков, попытать счастье на тотализаторе лошадиных бегов, пострелять в тире или покружиться на сверхбыстрой карусели, так, чтобы дыхание перехватило... Пратер – это бесконечное количество обликов и возможностей, это то радостное место, куда приходят и стар, и мал, где будни превращены в нескончаемый праздник.
Оксана Полянская

Вена по-русски - достопримечательности Вены и Австрии

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте