A+ A A-

Голубой Дунай в гостях у Александровского сада

Каждый раз, приезжая в Москву, я не перестаю удивляться изобретательности российских бюрократов. Но в этот раз они меня просто потрясли: для того, чтобы пройти обязательную регистрацию по месту жительства, мне надо было заполнить формуляр, где я сама себе разрешала остаться на неделю в моей московской квартире! Несмотря на всю абсурдность ситуации, я милостиво позволила прописать меня у меня же дома, не найдя даже и тени улыбки на лице ответственного работника милиции, поставившего печать на этом диковинном документе.
Зато другое московское новшество, Венский бал в Манеже, смогло с лихвой вернуть мне хорошее настроение, заставив забыть все столичные бюрократические ухищрения.
Для меня этот бал, проводящийся при поддержке мэрии Вены и Правительства Москвы, а также Посольства Австрии в России, был в новинку, но в Москве он уже успел стать традиционным. В этом году Венский бал в Манеже проводился в юбилейный пятый раз, и такой любительнице балов, как я, конечно же, нельзя было упустить возможность сравнить его с венским оригиналом.
«Платье полной длины», как этого требовал дресс-код, было уже готово, и накануне бала я отправилась на Страстной бульвар, в московский офис ООО «Венский Бал» за пригласительным билетом. Там действительно кипели страсти: госпожа Элизабет Смагин, организатор Венского бала, по-русски, но с мягким австрийским акцентом, темпераментно отчитывала кого-то по телефону, ее милые сотрудницы в который раз меняли план рассадки гостей, внося в список новые имена, кто-то в отчаянии сообщал, что смокинг оказался мал и спрашивал, можно ли обойтись темным костюмом с бабочкой.
Но уже на следующий день от всего этого стресса не осталось и следа.
К подъезду Манежа плавно подкатывали длиннющие лимузины, и дамы в красивых шелковых платьях в сопровождении элегантных кавалеров под легким моросящим дождем устремлялись к входу, где всем гостям пришлось пройти строгий, почти как в аэропорту, контроль. Туфли и ремни, правда, снимать не заставляли, но зато «ручную кладь», то есть маленькие дамские сумочки, окидывали подозрительными взглядами.
А в зале уже играла волшебная музыка, и превосходно вымуштрованные официанты ждали гостей у празднично украшенных столов с изысканными закусками. Это было, конечно, явным отходом от канонов венских балов, но я уже давно поняла, что в России любое мероприятие просто обречено на провал, если гостей не попотчуют вкусной едой.
С этим полностью согласна и Элизабет Смагин, еще в Вене рассказавшая мне о том, что просто так перенести венскую концепцию организации балов на российскую почву невозможно. В Москве недостаточно ограничиться бокалом шампанского и легкой закуской – здесь, чтобы бал действительно имел успех, гостям обязательно надо предложить настоящий гала-ужин и обширную культурную программу.
Но, в отличие от первого Московского бала в Вене, организованного ею же в феврале этого года, в московском Манеже осталось много места и для танцующих пар. И последних, к моему приятному удивлению, оказалось гораздо больше, чем я ожидала. Не так уж важно, что больше всего нашлось желающих потанцевать галоп, в российском варианте сильно смахивающий на обыкновенный «ручеек». Главное, что публика понемногу училась главному – умению самой себя развлекать.
Ведь именно этим и отличаются балы в Вене от всех прочих dinner&dancing. Венцы просто умеют танцевать, и собственно за этим, а не за «хлебом и зрелищами» отправляются на бал. В Вене не объявляют даже названия танцев, потому что здесь и так могут отличить ча-ча-ча от фокстрота или румбы. В Москве же публике танцы все еще называли, хотя было заметно, что многим присутствующим знакомы эти ритмы, и они свободно смогли бы обойтись и без подсказок обаятельного ведущего бала Святослава Бэлзы.
Лучше всех танцевали, конечно же, очаровательные дебютантки 5-го Венского бала, такие же взволнованные и восторженные, как и их ровесницы – дебютантки на настоящих венских балах. Ах, как обворожительны были их улыбки, каким счастливым блеском горели глаза, когда они вместе со своими партнерами торжественно открывали бал полонезом Карла Цирера! Растрогавшись, я вспомнила, конечно же, мой первый бал в Хофбурге и Венский Оперный бал, где я дебютировала три года назад и о котором мечтала с шести лет, маленькой девочкой впервые в жизни увидев маму в настоящем бальном платье, перчатках и мехах. Я вспомнила все мои страхи и переживания перед выходом на паркет Венский оперы, видя, что и московские барышни в белых платьях и диадемах, украшенных кристаллами от Swarovski, с таким же трепетным волнением сжимают в руке маленькие букетики цветов, танцуя свой самый первый вальс. И от всей души порадовалась, что теперь не только в Вене, но и в Москве еще не вступившие в брак девушки могут испытать это удивительное чувство – быть дебютанткой на прекрасном балу.
А бал был действительно прекрасен: фейерверк мелодий Штрауса и Легара, вальсы, польки, галопы, парад поваров, открывающий гала-ужин, Венское кафе с традиционными блюдами австрийской кухни, звезды итальянской оперы – тенор Витторио Григоло и меццо-сопрано Франческа Провизионато, выступление Виктора Да Силвы и Ханны Картуннен, многократных чемпионов мира по бальным танцам среди профессионалов – программа бала была такой насыщенной и так отлично организована, что оставалось только поблагодарить учредительницу «Венского бала» Элизабет Смагин за ее неутомимые усилия возродить в России бальные традиции. Забавно, что именно госпожа Элизабет Смагин призналась мне как-то, что вовсе не увлекалась балами в Вене и до знакомства со своим русским мужем Александром Смагиным и думать не думала, что ей придется, как когда-то Петру I, приучать русичей к балам. Маленькая, живая, она весь вечер внимательно следила за тем, чтобы все было так, как она задумала. А задумок у нее хватит еще на много лет вперед – с таким энтузиазмом и фантазией ей явно не грозит участь ее тезки – Элизабет Гюртлер, уже после семи лет организации знаменитого Венского Оперного бала отдавшей бразды правления, заявив, что у нее нет больше никаких идей.
Мои российские коллеги по перу, узнав, что я приехала из Австрии, долго допытывались, что же мне нравится на Венском балу в Москве, и почему-то еще более упорно, словно пытаясь найти ложку дегтя в бочке с медом, выспрашивали, что мне здесь пришлось не по нраву. Маленькая ложечка все-таки нашлась, но это было скорее лишь субъективным ощущением: бал для меня всегда связан с атмосферой старинного дворца, красивыми интерьерами и богатой отделкой. А в Манеже вместо парадной лестницы меня встретили хайтековские конструкции из стекла и металла, эскалаторы и огромный зал с открытыми перекрытиями под потолком, даже в нарядном украшении все же напоминающий пусть царские, но все-таки конюшни. Но, как любила приговаривать императрица Екатерина I, «Народ, который поет и пляшет, зла не думает». Поэтому и собравшиеся гости Венского бала, среди которых были политики и дипломаты, видные деятели культуры и науки, представители деловых кругов России, Австрии и других стран мира, явно пребывали в прекрасном настроении, наслаждаясь чудесной музыкой и танцами, впрочем, не забывая при этом, воспользовавшись неформальной обстановкой, устанавливать новые полезные деловые контакты.
О тесных контактах между Веной и Москвой говорили при открытии бала и градоначальники двух столиц – мэр Москвы Юрий Лужков и бургомистр Вены Михаэль Хойпль. Столичный мэр отметил, что проведение венских балов в Москве стало хорошей традицией. В свою очередь, бургомистр Вены заявил: «То, что началось несколько лет назад с отдельных разовых мероприятий и взаимных посещений, вылилось в длительные контакты, и Венский бал в Москве, безусловно, способствует такому динамичному развитию отношений».
А после полуночной кадрили, которую, не удержавшись, станцевал вместе со своей супругой Еленой Батуриной даже предпочитающий, по его собственным словам, «танец с кирпичами и камни на стройке» мэр Юрий Лужков, мне удалось побеседовать с его австрийским коллегой – бургомистром Вены, доктором Михаэлем Хойплем.
– Господин бургомистр, Венский бал в Москве справляет в этом году уже свой пятилетний юбилей. Стало для вас приятной традицией – приезжать на бал в Москву, а затем встречаться с мэром Москвы Лужковым на Московском балу в Вене?
– Я думаю, что это хорошо, когда друзья посещают друг друга. И если уж мы сообща так отлично работаем, то можем и праздновать вместе, как следует. Я считаю, что бал прошел очень успешно, он действительно просто великолепен, с такой отличной программой! Нам придется в следующий раз в Вене очень постараться, чтобы поддержать этот уровень. А ведь Московский бал в Вене, притом что в нашем городе ежегодно проходит больше 300 балов, был сразу же замечен общественностью и средствами массовой информации. И это замечательная история. Все знают: мы вместе хорошо работаем, мы дружны, и поэтому прекрасные праздники мы также отмечаем друг с другом.
– В чем вы лично видите различия между балами в Вене и Венским балом в Москве?
– Мне кажется, что различий совсем не так уж и много. В отличие от балов в Вашингтоне, не говоря уже о Японии или Китае, где на самом деле организуется лишь только ужин с танцами, этот бал в Москве действительно очень «венский». С его музыкой, возможностью танцевать, с едой, которая здесь скорее уходит на второй план в сравнении с танцами. Это все уже очень по-венски. Конечно, в Москве бал обогатился еще и культурной программой, идущей до полуночи. Мы в Вене обычно это не делаем, но программа была действительно блестящей. Просто потрясающей! Особенно были великолепны чемпионы мира по бальным танцам среди профессионалов.
– Почему этот бал пользуется в Москве таким большим успехом? Президент Палаты экономики Австрии Кристоф Ляйтль сказал мне недавно, что русская и австрийская душа, собственно, очень похожи. Может быть, секрет в этом?
– Ну, не будем преувеличивать! Конечно же, у нас имеются различия в менталитете, это безусловно. Что у нас точно общее, так это любовь к музыке, любовь к прекрасным вещам, к изобразительному искусству. Но также и любовь к хорошей жизни, хорошей еде, питью, женщинам, конечно. В самом деле, нас объединяет то, что мы работаем для того, чтобы жить, а не живем для того, чтобы работать. И это хорошо, при том усердии и успехе, который мы имеем.
– Каковы ваши пожелания на будущее?
– Я желаю, чтобы мы и впредь, на протяжении многих лет, следовали тому партнерскому принципу сотрудничества между Москвой и Веной, к которому успели прийти. В экономической области, в общественной жизни или же в спорте. И когда я думаю о выставленных здесь, в Москве, визах, чье число в этом году, вероятно, превысит стотысячную отметку, то мне становится очевидным, что настало время пересмотреть весь визовой режим, который мне кажется уже несколько устаревшим.
Последнее пожелание бургомистра Вены Михаэля Хойпля, пожалуй, уже начинается сбываться. С 1 июня 2007 года вступило в силу соглашение об упрощении визового режима между Россией и Евросоюзом. И, может быть, вскоре мне не надо будет больше ставить визу, чтобы приехать в Москву и еще раз получить удовольствие от необыкновенной бальной ночи в самом центре российской столицы.
Ксения Журавлева Вена, 14.06.2007

Вена по-русски - новости культуры Вены и Австрии

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте